Психология

Детское воровство: что делать родителям

При выражении «детское воровство» всплывает образ беспризорника в грязных штанах и рваной куртке, который шатается по рынку в поисках легкой добычи. Но это далеко не так! Зачем дети воруют, мы разбирались вместе с известным психологом Людмилой Петрановской.
Детское воровство: что делать родителям
При выражении «детское воровство» всплывает образ беспризорника в грязных штанах и рваной куртке, который шатается по рынку в поисках легкой добычи. Но это далеко не так! Зачем дети воруют, мы разбирались вместе с известным психологом Людмилой Петрановской.
Детское воровство: что делать родителям
При выражении «детское воровство» всплывает образ беспризорника в грязных штанах и рваной куртке, который шатается по рынку в поисках легкой добычи. Но это далеко не так! Зачем дети воруют, мы разбирались вместе с известным психологом Людмилой Петрановской.

Pandaland ImagePandaland ImageЯ мало что помню из раннего детства. Но какие-то острые моменты врезались в память как стоп-кадры. И эмоции, что испытывала в сложной ситуации почти 30 лет назад, ощущаю до сих пор. Не так давно мне попались книги психолога Людмилы Петрановской* «Тайная опора» и «Если с ребенком трудно». С их помощью я смогла понять себя и своих родителей, но, что самое главное – сделать выводы.

Ситуация первая

Мне было четыре года. Я гостила у бабушки и играла ее бусами – она мне разрешала. Следующий кадр – мне страшно, на меня кричат и ругают. Я не понимаю за что. Я просто взяла у бабушки те самые бусы и забыла сказать ей об этом.

Что услышал ребенок

Из той ситуации четырехлетняя девочка не вынесла никакого урока. Только то, что родители ее ругают и, наверное, не любят, значит, я плохая.Pandaland Image

Что говорит психолог

Дети в таком возрасте еще совсем не знают, что хорошо, а что плохо. Объяснить это – задача родителей. Но важно помнить – «аффект тормозит интеллект». Когда ребенок напуган тем, что на него кричат, в голове включается сирена: самые близкие мной недовольны, я им не нужен, а без них мне угрожает смертельная опасность. В этот момент мозг блокирует функцию принятия новой информации и мобилизуется для спасения жизни. Естественно, нравоучения пролетают мимо ушей. Попробуйте решать задачи по математике, когда рядом взрываются бомбы. Это примерно то, что чувствует ребенок, если родители пытаются воспитывать и обучать криками и угрозами.

Что касается именно воровства, то в четыре года это не преступление, а несформированное представление о собственности. Это довольно сложное абстрактное понятие, которое ребенок осваивает постепенно.  

Как надо было

Надо было успокоиться и поговорить. Не повышая голоса и не хватаясь за голову, объяснить, что бусы принадлежат бабушке и что ей, наверное, сейчас очень грустно без них. И попросить ребенка запомнить, что чужое (даже если эта вещь принадлежит самому родному человеку) брать без спроса нельзя.Pandaland Image

Ситуация вторая

Мне было шесть лет. Я давно просила родителей купить куклу Барби. Но ее не покупали, потому что «нет денег». Однажды я играла в комнате родителей и увидела в маминой сумке 20 тенге. (Чтобы было понятно, тогда 20 тенге – это как сейчас тысяча). Я взяла их себе — решила помочь родителям себя осчастливить. Я искренне думала, что все будут рады. Купила куклу, китайскую, невзрачную, но Барби, и веселая вернулась домой в ожидании всеобщего ликования – деньги-то на желанную куклу  нашлись! Но радость быстро сменилась грустью – начался неприятный разговор о том, что в стране кризис, родителям нелегко, а я транжирю деньги на какие-то безделушки. И, кстати, почему-то никто не стал разбираться, где я взяла деньги и ругать за это. Хотя сейчас я прекрасно понимаю – это было воровство.

Что услышал ребенок

В стране кризис, в семье с деньгами напряженка, родители нервничают и злятся на меня. Значит, происходит что-то действительно страшное, и виновата во всем только я.

Что говорит психолог

Причина такого воровства – острое желание обладать какой-то вещью. Это очень важный жизненный опыт. Когда ребенок крадет, уступив соблазну, он хочет узнать границы дозволенного. Именно так формируется совесть — когда ты не воруешь не потому что накажут, а потому что знаешь, как плохо будет потом на душе. В этой ситуации ребенку важно получить опыт соблазна, проступка, стыда, раскаяния и сделать выводы.

А еще про запугивание детей. Когда ребенок часто слышит даже не прямые угрозы в свой адрес, а просто жалобы родителей и возмущение по поводу непонятных ему политики, государства, правительства, экономики и так далее, он очень пугается. «Существует «зверь», – думает ребенок – которого боятся даже мама и папа, а, значит, они не смогут защитить и меня». Выхода из этой ситуации два: винить себя, молчать, бояться, замкнуться или попытаться стать сильным и защитить родителей. Оба варианта – огромный удар по психике, который обязательно аукнется во взрослой жизни.

Как надо было

Надо было показать свое негодование и возмущение, охать и ахать и даже покричать в воздух: «Какой ужас — у нас в семье завелся воришка». А потом успокоиться и тихо поговорить о том, что почти каждый ребенок в своей жизни пробует украсть. Но это еще не делает его вором. Он просто пробует, узнает, каково это, а потом решает, делать ему так дальше или с него хватит.

Ситуация третья

Я подросток. Компания, в которую я попала — «оторви и выбрось», но эти люди меня принимают, не критикуют и не читают нотаций. Мне это нравится. Основное занятие моих «друзей» - пить и курить на лавочке у соседнего подъезда. И я обязана соответствовать. Для такой программы нужны средства, а карманных денег мне практически не дают. А если дают, то очень подробно выспрашивают, на какие нужды. Поэтому я аккуратно и незаметно беру по 200 – 300 тенге в маминой сумке. На эту сумму можно попить пива или сходить в парк и поесть мороженое. Мама пропажу не замечает, потому что деньги в ее сумке лежат в полном хаосе и, естественно, я забираю не все. С течением времени я беру больше, потому что чем богаче я, тем ближе ко мне мои «друзья». И так продолжалось долго.Pandaland Image 

Что думал ребенок

Конечно, мне было стыдно, и я никому не говорила о своем источнике дохода. Друзьям врала, что родители сами дают эти деньги. Но еще хуже мне сейчас, когда я понимаю всю абсурдность причины воровства и могу оценить гнусность этих поступков. Может быть, когда-нибудь я сознаюсь маме в содеянном и мне станет немного легче. Но пока не решаюсь. Страх, что маленькую девочку будут ругать, никуда не делся. А мне, на минуточку, 33 года.

Что говорит психолог

Причина воровства в этой ситуации в том, что ребенок чувствует себя некомфортно без карманных денег в среде сверстников, у которых эти деньги есть. А еще подросток понимает, что родители с ним не считаются, раз не доверяют тратить деньги самостоятельно, и «держат его за маленького». Потребность ребенка в этом случае – «быть в порядке», не испытывать отвержения сверстников, и принимать решения относительно самого себя.

Как надо было

Один из важнейших пунктов финансовой грамотности – держать деньги в порядке и всегда точно знать, сколько средств вы в данный момент имеете и где они лежат. Думаю, если бы меня разок наказали за воровство, оно бы прекратилось.

И, второе, детям нужно давать карманные деньги и не выпытывать, на что они их потратили.

Другие причины детского воровства

В книге «Если с ребенком трудно» Людмила Петрановская называет девять причин детского воровства.  Три из них случились со мной, и я их уже озвучила. Но чтобы закончить эту тему назову и остальные шесть.

  1. Часто целью подростка, крадущего деньги у родителей, становится подкуп ровесников, которые готовы общаться с ним только тогда, когда у него есть возможность что-то купить. Кстати, эта причина похожа на мою из третьей ситуации, но все-таки мои «друзья» часто общались со мной и без денег и даже, бывало, угощали меня. Здесь же «дружба» зависит только от финансового вопроса.
  2. Бывает, что дети воруют, чтобы компенсировать покупками (сладостями или игрушками) любовь и заботу родителей.
  3. Иногда ребенок идет на воровство, чтобы повлиять на ситуацию в семье. Например, родители в ссоре и долго не разговаривают друг с другом. Подросток чувствует напряжения и пытается что-то сделать. Вот украл - мама и папа вместе что-то обсуждают на кухне, потом все вместе это обговариваем. Ребенок будет терпеть упреки и обиды, но таким образом получит необходимые ему близость и контакт между взрослыми и чувство защищенности в прочной семье.
  4. Если ребенок чувствует малейшую тревогу, что его могут отвергнуть, он будет проверять привязанность жесткими методами. Дети в такой ситуации легко определяют самые «уязвимые места», и если воровство – главный кошмар для родителей и свидетельство полного фиаско как воспитателей, то, скорее всего, именно этот тип проступка выберет ребенок, чтобы задать вопрос: «Будете ли вы любить меня даже таким?». В этом случае потребность «воришки» – быть уверенным, что привязанность надежна, не мучиться от тревоги.
  5. Клептомания, которая связана с очень высоким уровнем тревожности. В момент кражи человек испытывает острые ощущения, которые потом сменяются радостью. Потребность ребенка – избавиться от гложущей тревоги, получить передышку в виде эйфории и расслабления.
  6. Если ребенок попал в тяжелую ситуацию, а сказать прямо родителям об этом боится. Например, у него вымогают деньги или он подсел на наркотики.

Зная причину проступка, мы можем быстро помочь ребенку. Дать ему именно то, в чем он нуждается. И тогда проблема воровства, как звоночек о том, что у ребенка сложности, уйдет сама собой. Кстати, именно этот алгоритм работает в любой ситуации трудного поведения, как маленького ребенка, так и подростка.

*Людмила Петрановская – психолог, лауреат Премии Президента РФ в области образования, член Ассоциации специалистов семейного устройства «Семья для ребенка». Аудиоверсии книг: «Тайная опора» и «Если с ребенком трудно»

 

Menu