Личный опыт

Страшно ли остаться матерью-одиночкой. ЧАСТЬ 1.

Вокруг все только и говорят о том, что надо меняться, расти духовно, пытаться дальше строить разрушенную башню под названием семья. Никакие техники не работают, когда настанет час фикс и развод неминуем. Насколько страшно остаться одной с маленькими детьми? У меня не было страхов. К разводу я шла осознанно и почти три года.
Страшно ли остаться матерью-одиночкой. ЧАСТЬ 1.
Вокруг все только и говорят о том, что надо меняться, расти духовно, пытаться дальше строить разрушенную башню под названием семья. Никакие техники не работают, когда настанет час фикс и развод неминуем. Насколько страшно остаться одной с маленькими детьми? У меня не было страхов. К разводу я шла осознанно и почти три года.
Страшно ли остаться матерью-одиночкой. ЧАСТЬ 1.
Вокруг все только и говорят о том, что надо меняться, расти духовно, пытаться дальше строить разрушенную башню под названием семья. Никакие техники не работают, когда настанет час фикс и развод неминуем. Насколько страшно остаться одной с маленькими детьми? У меня не было страхов. К разводу я шла осознанно и почти три года.

Моя жизнь была похожей на американские горки со множеством падении и взлетов. Сегодня я открою вам душу в надежде мотивировать хотя бы одну женщину.

МОЯ ВТОРАЯ БЕРЕМЕННОСТЬ

Я только устроилась директором в частную компанию. Об этой должности я мечтала давно. Придя домой в голове мелькнула мысль, что у меня задержка менструации. Холодок пробежал по спине.

Вскоре я стояла в ванной, за 10 минут сбегавшая в аптеку за ББ-тестом. Одна полоска, затем слабая вторая. Я беременна.

Молча смотрела на свое отражение в зеркале. Я хотела этого, ждала второго ребенка, но не сейчас. Ничего не происходит, как мы планируем.

В отражении на меня смотрела женщина, у которой горели глаза от счастья. Все верно, беременность – это счастье.

Звоню маме. Не мужу. Была причина, которая не позволила в первую очередь набрать на телефоне его номер.

- Мам, я беременна, - заплакала я от счастья.

- Поздравляю, доченька, - слышала голос счастливой мамы по ту сторону линии.

Тут же рассказываю ей о своем сомнении. Нет, малыш должен родиться. Меня волновало другое. Моя семья разваливалась, и я понимала, что останусь одна с двумя маленькими детьми. Сыну два годика и еще родится второй.

- Рожай. Мы с папой всегда поддержим. – Моя мамочка всегда знает, что сказать и как поддержать.

ДОКАЗАТЬ МУЖУ, ЧТО ЕГО РЕБЕНОК

Ровно полгода у нас не было контакта с мужем. Наш брак скатывался вниз и вот-вот должен был разбиться о пропасть. Я собиралась съездить в другой город к родственникам.

Я сама была инициатором близости, настояла на этом. Вроде бы мы помирились. Казалось, что теплота вернулась в наши отношения. На утро, взяв с собой сына выехала в путь.

Вернувшись домой через неделю сходила на собеседование. Спустя два дня получила положительный ответ от компании и узнала о беременности.

Я знала, что муж ребенка не признает. Я была холодна к нему и пропадала на работе. Все же, как истинная восточная женщина я не изменяла мужу даже в мыслях.

Сходила к своему гинекологу, сдала все необходимые анализы. Ждала две недели. В день, когда получила результаты, позвала мужа на серьезный разговор.

- Я беременна, - начала я.

Его лицо оставалось неизменным:

- Откуда я могу знать мой ли это ребенок? Мы же давно уже не семья. А может ты в своем Шымкенте встречалась с бывшим?

В глубине сердца прищемило от боли. Я кинула ему результаты анализов и заплакала. Ранее не видевший мою истерику, он торопливо вычитывал все с бумажки.

«День зачатия 28 сентября», - было написано, а я уехала в Шымкент днем позже.

Он кинулся извиняться, к тому времени я была на пике злобы и обиды. Ярость душила меня, ведь я предвидела его реакцию.

«Как он может сомневаться во мне? Как ты мог?» - сжималось сердце от боли.

СЛОЖНАЯ БЕРЕМЕННОСТЬ

С новой работы ушла я сразу, признавшись, что в положении. В компании намечался большой проект. Я понимала, что проект от и до должен курировать один человек.

Беременность протекала тяжело. Ранний токсикоз, раздражительность, плаксивость, постоянные истерики и маловодье. Лечение. Сохранение.

Однажды, проснулась от дискомфорта. Срок беременности начало 27 недели. Медленно покатилась в ванную. Отходили воды.

Стоя в ванной ревела и молилась, чтобы с малышом все было в порядке. Утекло ведро воды, а срок маленький, боль пронзало мое сознание.

«Я тебя сохраню, слышишь, сынок, ты будешь жить», - разговаривала с притихшим в животе малышом. Слезы душили. Дрожащим голосом начала будить мужа.

Сотрудники скорой помощи отвезли меня в 3 роддом города Алматы. Это было самое важное событие, которое произошло со мной. Если бы не специалисты данного роддома, боюсь даже произносить какое горе настигло бы нас.

1 КГ СЧАСТЬЯ

На четвертый день приходящих и уходящих схваток, кое-как родился сыночек. Кричащего крошку при мне завернули в старую пеленку и забрали.

«Главное, он закричал, остальное поправимо», - сквозь тревогу и слезы уговаривала себя успокоиться.

Два часа длились как вечность. Как только стрелки дошли до долгожданных 50-ти минут, встала и побрела к лестнице.

«Лестницы высокие, обессилена, но дойду до тебя, сыночек».

Поднялась на верхний этаж. В ухо врезались звуки аппаратов. Эти пиликанья я запомнила на всю жизнь.

В костюме и полностью стерилизовавшая руки, вошла в палату интенсивной терапии при отделении Детской реанимации. В левом углу в кувезе лежал комочек. Увидев худощавого сына, заплакала.

- Мамаша, здесь нельзя плакать, - предупредила медсестра. – Не-то мы вас сюда не впустим.

- Я не буду плакать, - хрипло произнесла я заплаканным голосом. – Я хочу постоять рядом с сыном. Можно я побуду рядом?

Медсестра кивнула:

- 15 минут. Вам надо отдохнуть. Вы недавно родили, организму требуется покой.

Я ее не слышала. Рассматривала крошечный комочек счастья.

«Спасибо, что ты жив. Спасибо, что ты дышишь. Прошу тебя, потерпи и будь сильным. Мы тебя любим. Я тебя люблю».

К нам подошла врач, представилась и что-то говорила. Я слушала ее сквозь туман.

- Вы можете взять его за ручку, - сказала Динара Аскаровна, наш лечащий врач.

- Можно? – мое волнение отдавало в руки. Еле сдерживая слезы, засунула руку в кувез.

Первое прикосновение. Боже, как же я счастлива! Моя крошка!

На голове сына были странные шнуры, в носу что-то, в ноге аппарат и невероятно огромный подгузник хоть и нулевого размера.

Начался новый этап в нашей жизни.

УСТРАШАЮЩИЕ ДИАГНОЗЫ

У изголовья каждого ребенка висела мини-история. Они пугали жутким звучаньем. Так у Аслана, моего сыночка, было написано: СДР 1 типа, ДН 1 степени, ателектаз легких, ишемия мозга, церебральная депрессия.

Позже я начала вникать и понимать к чему какой аппарат, зачем ставят катетер или систему. А еще хуже, я читала в Интернете значения выше написанных диагнозов. Лучше бы я этого не делала.

На 23-ий день нас перевели в отделение Патология новорожденного. Это была маленькая победа моего Асланчика. Теперь он дышал сам и не зависел от кислорода.

Во втором этапе мы пробыли месяц. Я тяжело переживала всю ситуацию потому что боролась в одиночку. Нет, я не была одна, со мной был сын. Но мужа не было рядом. За два месяца он ни разу не зашел к сыну, уходил с улицы. А истощалась эмоционально. Физически тоже была истощена.

Два месяца спать ночью четыре раза по часу испытание на стойкость и силу духа.

МЫ ДОМА

Домой из роддома мы уехали с весом в 1900 грамм. С огромным счастьем воссоединилась наша семья. Безумно скучала по старшему сыночку. Муж был заботлив и старался изо всех «играть» в хорошего мужа. Но впереди нас ждал болезненный развод.

Что бы ни было тогда, спустя четыре года делясь с вами сокровенным, смело напишу, что Бог создает женщин невероятно сильными. Рядом тихо сопит мой Аслан. А я приглашаю вас прочесть вторую часть статьи в ближайшее время.

 

Menu