Очередной урок жизни: Я - социально успешная женщина, только плата за это - холодное сердце

Очередной урок жизни: Я - социально успешная женщина, только плата за это - холодное сердце


30 января 2018 года я улетела в Бангкок, оттуда направилась в Сингапур на тренинг Тони Роббинса «Раскрой свой скрытый потенциал». Это был мощный прорывной тренинг, эффект которого, думаю, в полной мере я смогу ощутить позже.

А сегодня, 5 февраля, я направляюсь в аэропорт, чтобы так же, через Бангкок, вернуться в Астану.

Я улетела во вторник, а в среду мне сообщили, что моя младшая дочь, которой едва исполнилось три года, начала сильно кашлять. Ночью ее температура поднялась до 39,5.

С ней были мой муж и его мама. То же самое повторилось на следующую ночь. Таблетки не помогали, назначили уколы.

Я, как могла, пыталась не думать об этом и полностью вовлекаться в тренинг, раз уж приехала.

Сначала от уколов стало лучше, но ночью температура опять поднялась под 40. Дочка не ела, не пила, с трудом засыпала, безостановочно кашляла ночами напролёт. Все это время с ней была мама мужа, дети и муж.

Я, тем временем, продолжала жить своей жизнью: общалась, смеялась, кушала, снимала фото и видео для соцсетей.

4 февраля в 19:00 закончился тренинг, я вышла из зала, и тут на меня со всей мощью обрушилась реальность. Внезапно я почувствовала невыносимую тяжесть вины, ничтожность собственных желаний и устремлений, по сравнению со здоровьем ребёнка.

При этом, умом я понимала, что в этом НЕТ МОЕЙ ВИНЫ - когда я уезжала, она была здорова. Даже если бы я не уехала, она все равно заболела бы. Разве что мама и муж меньше мучались бы, и вся тяжесть недосыпа и усталости свалилась бы на меня, только и всего.

Паника внутри меня нарастала, внутри появилось зудящее чувство, которое словно говорило: "Почему ты здесь, ты должна быть со своей дочерью сейчас, почему ты не вернулась сразу же, как только узнала о болезни?". Я ничего и никого не видела вокруг.

В чате весело разбирались, кто куда поедет после тренинга отмечать окончание. Я только понимала, что мне надо сейчас же, немедленно купить билет онлайн и лететь; хотелось рвануть в аэропорт сразу же с места обучения.

Стояла в очереди, чтобы сдать наушники, и перебирала варианты полёта. Самые короткие полёты начинались от 600 тысяч, был даже билет за 900 тысяч. Варианты подешевле требовали длительных ожиданий в аэропорту и двух пересадок.

Я написала маме, что поменяю билет и прилечу раньше. По плану, я должна была улететь на следующий день вечером - турфирма предоставляла в этот свободный день бесплатную обзорную экскурсию по городу.

Ничего не было мне мило в тот момент, даже сам тренинг будто потерял немного свою ценность, показался платой за эти мучения.

Стою в очереди, не продираюсь вперёд и понимаю, что безнадёжно опаздываю на автобус, который должен увезти нас в отель.

Внутри мысль: "Да пофиг, какая разница, доеду на такси". Я уже определилась с билетом: выбрала более или менее приемлемый вариант за 260 тысяч. Сдала наушники и побрела в сторону выхода. Как оказалось, автобус не уехал, потому что не я одна стояла в очереди. Как только я подошла к своей группе, все двинулись на парковку для автобусов, будто только меня и ждали.

Наверное, у меня было ужасное лицо, потому что ко мне подошла девушка по имени Настя и спросила, в чем дело. Я вяло объяснила. Никого не хотела видеть, хотела что-то предпринимать только в отношении скорейшего выдвижения в сторону Астаны: собирать вещи, бронировать билет, заказывать такси.

Вдруг Настя начала говорить, что мне надо успокоиться, отпустить ситуацию и никуда не лететь. Что я своим негативным мыслепотоком только обостряю ситуацию. "Время и пространство не имеют значения", - сказала она. "Находясь здесь, ты можешь повлиять на ситуацию там".

Мы сели в автобус, и она села рядом. Настя задавала и задавала вопросы, я отвечала еле слышно. "Почему ты так не доверяешь своим родным, в чем дело? Что за убеждение вызывает у тебя это чувство вины? А что будет, если ты и вовсе умрешь и не вернёшься? Представь себе эту ситуацию: твои близкие так же будут жить, как и раньше, не так ли?". Мне и самой хотелось разобраться в этом: зачем мне нужно все это? Что это за жизненный урок? Что я должна усвоить?

Что не бывает ничего бесплатно и за все надо платить? Моя поездка - роскошь, и надо за неё рассчитаться по-полной.

Может быть, мне следует перестать думать о себе и о своей реализации и, наконец, найти покой в семье?

Мне нужно больше ценить мужа и его семью?

Что пытается донести до меня эта ситуация, какой из вариантов?

Так мы и доехали до отеля, по пути исследуя мою эмоцию и описывая ее. Мне она представлялась, как чёрный туман в животе. По совету Насти я посылала волны любви дочери и мужу, спрашивала, хотят ли они, чтобы я была счастливее.

Настя ещё сказала, что это самое настоящее испытание и экзамен для меня после тренинга, насколько хорошо я проработалась.

Буду ли я спокойна и настроена благожелательна к миру? Усмирю ли свою гордыню и тягу к значимости?

Настя говорила мне: "Если бы Вселенная хотела, чтобы ты не поехала, дочка заболела бы на день раньше, а не тогда, когда ты уже уехала. Бог дал тебе шанс попасть на этот тренинг, потому что он имеет на меня большие планы, а ты вот так мелко суетишься".

Настя уговаривала меня вообще перестать думать об этом, пойти повеселиться, посмотреть комедию, от души посмеяться.

Как только я доехала, появился Интернет, и пришли сообщения от мужа: он писал, что дочке стало немного лучше и нет нужды менять билет.

По правде сказать, я очень сильно боялась осуждения и обвинения родных, даже больше того, что с дочерью что-то случится. Откуда этот страх? Откуда это желание быть хорошей и идеальной для всех? Где корни этого страха? Страха не соответствовать ожиданиям, не угодить кому-то.

В этот вечер я последовала совету Насти: выехала в город, провела время с новообретенными друзьями, старалась не думать о плохом. В таких поездках как-то меньше думаешь об условностях, тем более, после тренинга, где мы обнимались, делали массаж друг другу, орали, как безумные, плакали и смеялись.

Поэтому люди прямо давали мне обратную связь. Сказали, что я слишком серьёзна, очень сильно закрыта. На что я ответила вопросом - это хорошо или плохо? В ответ прозвучал смех и слова про упражнение о дуге, нарисованой на доске: эта линия вогнутая или выпуклая? Вот уж правда: все относительно, зависит от того, с какой стороны посмотреть.

Через время я смогла расслабиться, и мы уже смеялись вместе. Какой-то странный парадокс: незнакомые люди воспринимают меня очень серьёзно, не шутят со мной, обращаются на «вы», относятся с крайним уважением. И в то же время очень любят делиться со мной личными историями, хотя я никогда не спрашиваю, не допытываюсь. Это реально какая-то магия: как человек начинает раскрываться и делиться самым сокровенным.

На следующее утро меня огорошили новостью: температура у дочки опять поднялась, приняли решение лечь в больницу. И опять меня бросило в пучину самоуничижения и душевных мук.

Я думала, анализировала: почему так произошло? Врачи подливали масла в огонь: мол, ребёнок маленький, сильно нуждается в матери, вот и не может выздороветь.

Я накручивала себя больше и больше, тут ещё моя мама позвонила и начала выговаривать. Ей было плохо от того, что наговорила ей мама мужа: мол, старшие дети тоже страдают от моего отсутствия: четырнадцатилетняя дочь плакала, что мне не нужна семья, что муж уже еле сдерживает свою злость на меня, и ни один мужчина такого не потерпит, что они все видят в соцсетях, как я здесь веселюсь и хорошо провожу время.

Каждое слово будто вколачивало меня в землю, я вновь перестала видеть и слышать, что происходит вокруг. Мы были на экскурсии, но я ходила, как зомби, не чувствуя ничего.

И снова мозгами я понимала, что я ничего не могу сделать с происходящим, и от того, что я буду мучиться и страдать, дочке лучше не станет.

Во время разговора с мамой, которая едва не билась в истерике, я была спокойна, говорила о том, что уже ничего не изменишь, это случилось, и вроде бы смогла ее успокоить. Что это просто урок для меня на будущее, не больше.

Анализируя, додумалась даже до такого, что мое поведение обусловлено тем, что моя собственная мать оставила меня в 3 месяца своим родителям, чтобы продолжить учебу в университете.

Когда я нуждалась в ней во время моих тяжелых болезней, ее точно так же не было рядом. Это было низко, но я не удержалась и написала ей об этом. Благо реакция была нормальная: моя мать стала со временем более адекватная, чем была в молодости.

Начала потихоньку выяснять: старшая дочка вообще не по этому поводу плакала, как оказалось. Написала мужу, хоть и очень боялась. Его ответ меня поразил до глубины души: «Все нормально. Никто на тебя не обиделся. Не гноби себя на ровном месте. Нормальная жизненная ситуация. Такое бывает».

Я понимаю, что в этом ответе нет ничего особенного для любящего и понимающего человека, но просто вы не знаете моего мужа, по крайней мере, каким он был когда-то.

Я постоянно чувствовала вину, которую он методично внушал мне: я недостаточно хороша, делаю все не так и неправильно. Нередко он оскорблял и унижал меня; только на словах, слава Богу.

Сейчас начинаю понимать, что все это было от большой любви, от страха, что сам он недостаточно хорош, и что, как только я раскрою эту тайну, я уйду от него.

Но за прошедший год, нелегкий год, когда мы пережили самый большой кризис в нашей семейной жизни, когда наша семья едва не развалилась, мой муж сделал колоссальный скачок в своём личном развитии, многое осознал и понял. И это до меня дошло именно в тот день и в ту минуту, когда я прочла эти слова от него на экране телефона.

Я почувствовала огромную благодарность к нему за то, что он смог преодолеть себя, свой характер, за этот его шаг на встречу.

Чувства так переполняли меня, что слезы навернулись на глаза. Сейчас я пишу эти строки, сидя в самолёте в Астану, я делаю это больше для себя, чтобы не забыть этот жест мужа. Чтобы в благодарность за это относиться к нему с еще большим уважением и любовью, всегда помнить о том, какое благородство он проявил, смолчав и, возможно, скрыв свои эмоции.

Понимаю, что пишу глупости, и для многих - это норма в любящих семьях, но, черт побери, только тот, кто прожил 16 лет с человеком, который не следил за своими словами, всячески пытался контролировать и подавлять, может понять меня.

Его слова, его отношение, вселили веру в наше будущее, возродили надежду на хорошие, здоровые отношения между нами.

Также я хочу всегда помнить о самоотверженности его мамы, женщины 65 лет, ведь на неё свалилось основное бремя ухода за дочкой.

Она писала, что раньше ей было легче ухаживать за внуками в силу более молодого возраста. Что в этот раз она не на шутку испугалась, и ей было тяжело не спать ночами.

Может быть, эта ситуация - путь к ней? Ведь я не принимала ее все эти 16 лет, относилась с холодком и недоверием.

В глубине души я обвиняла ее в том, что она очень сильно вмешивалась в наши отношения: давила и влияла на меня, как муж, пытаясь меня переиначить на свой лад.

Мы даже жили вместе 2 года. Обвиняла ее в том, что она не позволяла мне работать, заставляла сидеть дома, и именно поэтому я сейчас так сильно оторвалась от семьи и ушла в свою реализацию, чтобы наверстать упущенное.

Не буду скрывать, что она признала свои ошибки, которые и стали причиной семейного кризиса, она жалела о слишком бурной своей активности в первые годы нашего брака.

Я не принимала ее, не открывалась полностью перед ней, не обнажала своё сердце. Несмотря на это, она говорила о том, как сильно любит меня, со всеми моими недостатками, с моей холодностью и закрытостью.

Нет, чуда не случилось, у меня не проснулась вселенская ответная любовь, но, мне кажется, что-то слегка шевельнулось в моей одеревенелой душе.

На обратном пути купила ей подарок, чего никогда не делала раньше по доброй воле. "Что за урок я должна извлечь из этой ситуации", - постоянно спрашиваю я себя. Ведь, как известно, судьба преподносит нам уроки до тех пор, пока мы их не усвоим.

Я очень хочу разгадать этот ребус и постараться сразу понять то, что жизнь пытается мне сказать.

Одна из подсказок - женщина 64 лет, которая оказалась рядом со мной в один из дней тренинга.

Во время одного из прорывных упражнений по работе с ограничениями она начала рыдать на моем плече.

Она рассказала о своих снохах, которые никак не принимали ее. О том, что благодаря им она начала усиленно заниматься, обучаться, посетила множество тренингов. С головой ушла в работу, защитила кандидатскую, получила приглашение работать за границей.

Со стороны - успешная, реализовавшаяся женщина, а в глубине души - не такая уж и счастливая. При этом ещё раз вспомнила слова с тренинга о том, что не сами события важны в нашей жизни, а тот смысл, который мы придаём этим событиям.

Почему-то для неё отношение снох было очень важно и значимо, и было важно иметь с ними близкую связь. Я бы, к примеру, забила на это: пусть живут своей жизнью и не трогают меня. А у нее так - страдание и боль от их отчуждения.

Думая об этой истории, пришла к мысли о том, что моя девочка пережила большой стресс, но она прошла через это и стала немного сильнее.

Она поняла, что жить без меня хоть и сложно, но возможно. Может быть, урок в том, что я должна быть благодарна своей матери за то, что она оставила меня в младенчестве. Ведь этот опыт тоже сделал меня сильной, такой, какая я есть сейчас.

Может быть, я не была бы той, кем являюсь сейчас, не будь этого опыта. А я - социально успешная женщина, та, которой может позавидовать любая. Только плата за это - холодное сердце.

Смогу ли я раскрыть себя, жить с любовью в душе, с доверием к миру, с искренним желанием помогать и служить ему, вот, в чем вопрос...

Помогите разобраться в этой ситуации, для чего, по-вашему, она была послана мне?

Автор: Гаухар Диаз | 15 Февраля 2018 |  2 278
Теги:

ДЕТИ   КРИЗИС   СВЕКРОВЬ   БОЛЕЗНИ  





Поделиться:


Популярные блоги