Дана Есеева: «Крепкий брак —это когда вы с мужем начинаете с нулевой позиции и достигаете высоких результатов»

Дана Есеева: «Крепкий брак —это когда вы с мужем начинаете с нулевой позиции и достигаете высоких результатов»


Дана Есеева и Мейржан Туребаев, пожалуй, самая известная пара на просторах казнета. У каждого из супругов своя, как принято сегодня говорить, «прокаченная» страница с десятками тысяч подписчиков. Такую популярность чета получила благодаря своим юмористическим вайнам, в которых каждая семья найдет до боли знакомые диалоги и ситуации из обычной жизни. Однако наша героиня не вписывается в описание просто блогера или интернет-звезды. Примерная жена, мать троих детей и успешная бизнес-леди рассказала PandaLand об известности, воспитании детей и незапланированном хайпе, который стал для них с мужем неожиданным уроком.


– Дана, какая вы по характеру?

Еще с детства я отличалась амбициозностью. Я очень добрая, где-то эта доброта мешает, а где-то я очень рада этой своей черте. При этом я всегда стою на своем и отличаюсь упрямством, целеустремленностью. Зачастую жизнь учит находить компромисс, стараюсь совмещать все свои качества для гармоничной жизни.

– Почему вы решили «выйти из тени» популярного мужа? Почему о вашем актерском таланте люди узнали только сейчас?

Наверное, неправильно говорить, что я была в тени. С детства я отличалась своими творческими наклонностями: танцевала, участвовала в  различных мероприятиях, у меня даже были свои танцевальные группы. Я не снималась в роликах, потому что считала, что каждый должен заниматься своим делом. Актриса должна сниматься, а бизнесмен развиваться в своей сфере. Так как я вышла замуж, родила, то мои увлечения отошли на второй план хотя всегда была активисткой. Для меня всегда было важно брать все в свои руки, лидерские качества проявлялись во мне с детства очень сильно, иногда даже в агрессивной форме. И выскочкой меня тоже называли. Я наоборот считала, что меня слишком много.

Долгое время я не хотела сниматься, хотя Мейржан часто предлагал. Когда я родила первого ребенка то поняла, что мне нужно чем-то заниматься, иначе дома я просто деградировала. Начала заниматься своим бизнесом и почему-то считала, что предпринимательница и вайны — это не совместимые вещи. У меня есть свой штат, сотрудники, которые видят меня совсем в другом образе. А тут я в инстаграм, в вайнах. Я считала, что это несерьезно. Сама себе это придумала и сама верила...

Pandaland Image

– Расскажите о своем первом опыте съемки?

Как-то Мейржан сказал, что ему нужна актриса на постоянную роль жены. Девушки раньше часто менялись. А подходящих по характеру девушек рядом не было. Я предлагала Жанию, Саю, но они очень милые по характеру, а нужна была девушка совсем с другим характером. И мне не понравилась сама идея появления «экранной» жены, что будет какая-то девушка, которая постоянно будет находиться рядом, будет играть роль супруги и следовательно все и будут думать, что это настоящая жена. И несмотря на то, что я очень доверяю мужу, у меня возникло чувство ревности. И вот тогда я попросила у мужа сценарий. Все получилось с первого дубля, ему настолько понравилось, что даже переснимать не пришлось. С моим критичным отношением ко всему я хотела переснять, все должно быть идеально: мне не понравилась укладка, как рука лежала и так далее. Но муж убедил меня,  что мы показываем жизнь — тут не должно быть наигранности, искусственности. После того как мы выложили ролик, я начала отслеживать комментарии, конечно, были отзывы в духе «что за женщина рядом», «кто она такая», «почему актрису не взял». Потом мы сняли второй ролик, третий и после третьего я поняла, что в этом ничего сложного нет, реакция хорошая, зрителям я понравилась. И вот не успели оглянуться, а уже вышла 27 серия. Раньше я боялась камеры, думала, что в кадре выгляжу нелепо. Я визуал, у меня свой бренд, и я часто провожу фотосессии и знаю, как девушка должна выглядеть на фотографиях, в кадре. И вот в таком же духе я относилась к себе, но я не модель, я не рекламирую платье, я показываю жизнь. 

– Как вы находите идеи для новых роликов? Ведь это очень сложно раз за разом удивлять и смешить пользователей...

Все истории из жизни. Особенно с момента моей беременности. Если женщины ничем не занимаются, то они говорят иногда настолько нелепые вещи, что на их основе можно снять вайн. Как-то был случай во время моего декрета: в один из вечером я наготовила еды и ждала мужа с работы. Он приходит, я зову его за стол, и тут он говорит, что уже поел. Мы так сильно поругались, помню даже плакала из–за этого. Он не понимал, почему я злюсь, я не понимала, как он мог так поступить, когда ты целый день сидишь и ждешь мужа с работы, наготовишь ему вкусненького, а он... И именно тогда я поняла, что деградирую и мне нужно чем-то заняться. Пусть лучше он меня ругает, что я не успела что-то приготовить, но не я, что он где-то поел. 

Вайны для меня — это хобби. Вайны — это прикольно, это вдохновляет.  А насчет работы, у меня ее нет. Когда у меня спрашивают «где я работаю?». Я отвечаю, что я безработная. Я не могу назвать любимое дело работой. Работа — это когда ты пашешь, работаешь 24 на 7. А любимое дело — это совсем другое. Магазины, бизнес — это мое детище. Я люблю это дело.

С другой стороны, вайны все-таки можно назвать работой. Так как я выделяю для этого свое время, силы, мы на этом зарабатываем. Иногда совестно перед детьми, хочется больше времени проводить с ними, но нужно отснять материал или написать сценарий. Я больше помощник Мейржана. Написание сценариев, постоянные звонки, ролики, съемки — это его жизнь. Не сам инстаграм, ему нужны зрители, которые могли бы оценить его харизму, талант. Ему нужно воплощать свою тягу к сцене.

Был момент после выпуска из университета, и муж нашел работу по профессии, мы оба выучились на энергетиков. Я была категорически против, так ему и сказала что вижу в нем актера, а не энергетика. Мне всегда казалось, что с его харизмой он должен быть на сцене. Сначала КВН и дальше больше. И даже сейчас, чтобы его контент был качественнее, лучше, я помогаю ему во всем. Я не могу его не поддерживать. 

– Как вы начали заниматься бизнесом? Поддерживал ли ваш муж, как вы его в творчестве?

Он всегда меня поддерживал. Как только я сказала, что хочу открыть магазин, он расспросил меня о деталях и сказал, что готов оказать любую помощь. Мейржан  даже предложил поехать со мной в первый раз в Гуанчжоу. Мне упали послеродовые деньги, мы сложились с сестрами и поехали с мужем в Гуанчжоу, не зная ни одного слова на китайском. Сориентироваться нам помогли девушки в аэропорту.

Уверенность и вера мужа, что если уж я начала что-либо, то обязательно доведу дело до конца и достигну успеха, всегда поддерживали меня. Бизнес — это взлеты и падения, он ни разу не сказал мне бросай все. Он мог бы сам обеспечить всю семью, но понимал, что я, как личность, хочу развиваться. Пусть я переживала, плакала, он все это терпел и верил, что все будет еще лучше и укреплял это чувство во мне.

И после магазина, я захотела взять бренд Isabel Garcia — это большая ответственность, большие деньги и тяжелая работа. Если все остальные спрашивали «уверена ли я», «не слишком ли это сложно и ответственно»,  то муж сказал, что я все смогу. Это первый человек, который всегда в меня верит и поддерживает.

Если говорить про социальные сети, если я не ошибаюсь, то первый коммерческий аккаунт в Жезказгане именно с магазином одежды был у меня. Тогда еще в «Моем мире» я открыла страничку Fashion Room, фотографировала сестренку в нарядах и выкладывала, обработанные в фотошопе фотографии на страничку. И тогда я заметила, что людям нравится, они спрашивали цены, размеры, где купить, хотя магазин был открыт только в техническом режиме. Приходили и искали в жезказганском ТЦ мой магазин, хотя реклама не была запущена нигде, кроме социальной сети. На вопросы о том, откуда узнали о магазине , они отвечали, что с аккаунта в  социальных сетях. Тогда я поняла, что будущее продаж за социальными сетями.

– Расскажите, пожалуйста, о вашей дружбе с актрисой Жанией Джуринской?

С Жанией нас познакомил Мейржан. Он часто говорил, что на съемочной площадке есть девушка, у которой характер точь в точь как у меня, и мы с ней обязательно сдружимся. Я немного напряглась, ведь странно, когда муж говорит о красивой веселой девушке с работы, которая еще и на жену похожа. Она же веселая, непосредственная, я мама на тот момент уже двоих детей, что у нас может быть общего, думала я.

Как-то я приехала на съемки, и она подходит к нам с возгласом: «Махоня, а подкинь меня до дома?». Увидела меня возле мужа и такая: «Ой, здрасьте». Садится на заднее сидение и начинает рассказывать, что на данный момент вкладывается в образование сестры и хочет открыть ей салон. Меня эта тема заинтересовала, ну конечно, я же бизнесвумен, и мы разговорились на этой теме. Потом подписались друг на друга в инстаграм, я очень удивилась, она оказывается звезда этой социальной сети: тысячи лайков, подписчиков. И в какой-то момент по рабочим вопросам я поехала в Астану и предложила Жание поучаствовать в съемке для нашего бренда. Я приехала в столицу и так закрутилось, что с утра до вечера мы были вдвоем. Просто за мгновение мы подружились.

И эта дружба длится уже около 5 лет. Мы сдружились на общей теме бизнеса. И сейчас уже ведем совместные проекты: магазин и салон красоты. Что удивительно, мы не то чтобы на теме бизнеса, мы даже в жизни не ругались. Мне кажется, это из-за того, что каждая из нас знает свои обязанности и нет обесценивания чужого труда. У нас очень похожие характеры. Любые мелочи, недовольства в делах мы знаем как и когда друг-другу преподнести.

Pandaland Image

– Ваш розыгрыш с якобы изменой мужа с подругой всколыхнул казнет. Расскажите, что вы хотели донести до людей этими действиями?

Мы ничего не хотели этим сказать. Это юмористическая страничка и казалось естественным, что контент будет смешной, не совсем серьёзный. Мы даже не верили, что этому видео кто-то поверит.

Для полноты картины расскажу о том, как вообще зародилась идея. Сидели мы как-то скучали, и кто-то говорит: «А представьте, фотография появится, где Мейржан с Жанией в обнимку сидят». И тут я добавляю: «Еще и за руки держатся. А я застукала вас (лицо в шоке)». Мы раскачали этот простой разговор до такой степени, что все дошло до съемки этого розыгрыша. В тот же день Мейржан ставит камеру наподобие скрытой. Мы очень долго снимали это видео: Жания смеялась буквально до слез, Мейржан все твердил: «Я думал ты актриса, а ты даже это отыграть не можешь, не смейся!», я стояла под лестницей и торопила их. Устала стоять под лестницей (смеется)... Если без монтажа посмотреть на все это дело, то вышло ну очень смешно.

Следующая стадия случилась, когда Мейржан убирает с видео звук, делает его черно-белым. Мы даже сами были в шоке, настолько это реалистично выглядело. Я первая выложила это видео в инстаграм и подписала: «У всех гуляет это видео. Не могу это как-то комментировать». Первая реакция была просто смайлики, никто не поверил, мы даже огорчились. Следом Жания выкладывает это видео и подписывает: «Он меня просто успокаивал!», — сначала тоже смайлы, но потом начали ее оскорблять, писать грязь. Звонили даже Мейржану. Мы не ожидали такой реакции, хотели пару дней подержать интригу. Но столько людей писало, что они переживают, спрашивали, как я себя чувствую. После всей этой волны общественного негодования, мы просто не выдержали. И больше всего мне было стыдно было перед беременяшками. Мне писали: «я в положении как и вы, и я очень переживаю за вас», то есть после этих слов, я понимаю, что они в положении, им нельзя нервничать. Мы выложили продолжение вайна на следующий же день.

Я попросила прощения у всех, кто переживал, и даже после этого нашлись люди, которые утверждали, что я прикрываю их. Тогда, наверное, я поняла, что нет разницы, что произошло. Людям нужно просто что-то обсудить. Всем, кто написал после данного ролика мне в дайрект, я ответила, что это шуточное видео и будет продолжение. Не было идеи хайпануть, но мы хайпанули.

– В вашей инстаграм ленте очень мало ваших детей, вы намеренно скрываете их?

Не могу сказать, что я не свечу их в инстаграм. Я не верю предрассудкам и в «көз тиеді». У каждого блогера есть своя ниша, есть те, кто пишут о детях, о семейной жизни, фуд-блогеры и так далее. Я не позиционирую себя как инста-маму, я больше бизнесвумен, бизнес-леди.

Если говорить о том, что я нечасто выкладываю их фотографии в аккаунте, то все зависит от характера детей. Наима, например, любит позировать, снять что-нибудь для stories, всегда спрашивает о том, сколько у меня там подписчиков, сколько лайков поставили. В общем, как истинные девочки. Адижан наоборот  убегает от камеры. Не любит, когда его снимают, хоть ему 8 лет, но характер у него такой.

– Как вы обычно проводите семейные дни?

С детьми стараюсь забыть о существовании телефона. Только если звонки по работе. А самый идеальный вариант, когда телефон выключается, и я могу полностью сосредоточиться на них. Алматы такой город, что люди постоянно в движении, в работе. И отнимать драгоценное время, предназначенное детям, в угоду социальных сетей не хочется. С мужем пытаемся проводить «семейные дни» без гаджетов. Иногда дети говорят, что мы часто в работе, заняты, в разъездах, что уделяем им мало времени. И они говорят правду, они говорят то, что видят. И становится очень стыдно, в приоритете должны же быть дети.

Pandaland Image


– По каким принципам воспитываете детей?

Как все мамы, я, наверное, более строже к ним отношусь. Мейржан с ними чаще играет, очень много и доверительно разговаривает с сыном. Отношения с детьми у нас дружеские. Я выстраиваю грани, через которые не стоит переступать, потому что в противном случае я взрываюсь. Пытаюсь их не ругать, не ограничивать в свободе, потому что я помню свое детство, меня родители не ругали и не наказывали. У меня было классное детство, и я хочу, чтобы они свое детство вспоминали так же.

– В своих вайнах вы часто затрагиваете тему келинок, расскажите, какой келинкой для родни мужа являетесь Вы?

Многие, когда видят меня, то говорят, что не представляют в платке и делающей «салем салу». Я считаю, что такие вещи надо различать. Не могу же я в Достык Плазе салем давать и в орамале ходить, а при родственниках включить бизнесвумен.

Раньше, когда я слышала про салем беру, про традиции, то всегда удивлялась. Мне казалось такое было «ерте-ерте-ертеде» (смеется). У  друзей с юга всегда расспрашивала: «а правда, что у вас так-то и так-то», и всегда у меня была реакция «ваау». Всегда утверждала, что никогда не выйду за южанина. Мейржан мне не рассказывал откуда он или какая у него семья. Всегда говорил: «у меня такая же семья, как у тебя. Обычная». И когда я приехала в Заравшан (бывшая кызылординская область, при делении границ,  оставшаяся на территории Узбекистана — прим.ред.) была удивлена насколько тут придерживаются традиций. Не скажу, что мне было тяжело, просто я терялась. В моей семье, в Жезказгане, мы говорили на казахском, традиций придерживались, но не так тщательно. И со временем я начала вникать, мне то тут, то там подскажут абысынки, женгешки, мама Мейржана. И один из своих первых постов я посвятила именно описанию своих чувств и впечатлений о жизни заравшанской келинки, ни слова о том, что это плохо, просто для меня это было в диковинку. Я наоборот хотела, чтобы девушки относились к этому проще. Не надо, как я раньше, зарекаться: «Ой, я никогда не выйду за южанина». Наоборот это классно, столько нового узнаешь, это интересно вспоминать, становишься ближе к корням. И в будущем своей дочери мне будет что рассказать. Это не древний век, не устаревшие традиции, а наша история. Например, когда мы смотрим индийские сериалы, видим их костюмы, песни, танцы — мы же умиляемся. Нас восхищает этот колорит, эта самобытность. И я считаю, что традиции, отношения келин-ене — это наш колорит. И это прекрасно.

– Вы заняты в таких разных жизненных областях. Как находите на все время и силы?

Когда у меня нет дел и нечем заняться — мне тяжело. Я устаю отдыхать. Если я начинаю телевизор смотреть, вести какие-нибудь бесполезные разговоры, то  сразу ловлю себя на мысли, что деградирую. Даже плачу на этой почве. Как это, время идет, а я ничего не делаю. Даже мой отдых — он активный, не лежать на диване с телефоном перед телевизором, а выехать куда-нибудь с детьми, заняться чем-нибудь новым.

Когда я была в положении на второго ребенка, на руках был старший ребенок, не было ни няньки, ни мамы Мейржана, которая бы помогала. Даже тогда я брала ребенка на руки, шла на строительный базар,  закупала стройматериалы, считала финансы, ездила по делам. От того, что я бы лежала и плакалась, что мне тяжело, что у меня ребенок, некому помочь и так далее, ничего бы не изменилось. Важно ставить перед собой цель. Да, тебе тяжело месяц, 2 месяца, но это того стоит. Удовлетворение от достигнутой цели — это приятная усталость!

Даже будучи с двумя маленькими детьми я много работала. Например, если открывался филиал магазина в другом городе, я отвозила детей маме в Жезказган на пару недель и ехала работать.  Многие говорили: «а тебе детей не жалко?». А что их жалеть? Их не бьют, не бросают, все для их блага и будущего. Чем в будущем жалеть, сокрушаться, что детям можно было дать и образование получше. Лучше сейчас потерять немного времени и дать все лучшее своим детям. Такой позиции в жизни я придерживаюсь.

– Напоследок хотелось бы спросить у Вас о секрете крепких и доверительных отношений с мужем?

Мы с Мейржаном стараемся разговаривать. Не таить друг от друга обиды. Это и есть секрет наших отношений. Плохо, когда люди скрывают что-то. Со временем будет гораздо сложнее раскрыться, поэтому лучше все обсудить на начальном этапе. Пусть даже это тяжело, говорить без споров, без ссор. Нужно попытаться просто сесть обговорить все, понять друг-друга. Нам может чуть легче, потому что мы с первого курса вместе. Мы многое прошли вдвоем: студенческие концерты и финансовое положение, когда живешь от стипендии до стипендии. Мы родные люди, то есть, когда ты начинаешь с мужем с нулевой позиции и достигаешь высоких результатов, это сближает. Это о многом говорит. Эта обоюдная поддержка — она укрепляет брак.

Автор: Асель Маратова | 26 Ноября 2018 |  9 840
Теги:

БЛОГЕРЫ   ДАНА ЕССЕЕВА   МЕИРЖАН  






Поделиться:



Интересные статьи



Рекомендуемые