Воспитание

Почему бытовой шовинизм стал распространяться среди детей

Мы поговорили с женщинами, проживающими в Казахстане, чьи дети были подвержены дискриминации среди титульного населения за свою национальность, цвет кожи и даже вкусовые предпочтения.
Почему бытовой шовинизм стал распространяться среди детей
Мы поговорили с женщинами, проживающими в Казахстане, чьи дети были подвержены дискриминации среди титульного населения за свою национальность, цвет кожи и даже вкусовые предпочтения.
Почему бытовой шовинизм стал распространяться среди детей
Мы поговорили с женщинами, проживающими в Казахстане, чьи дети были подвержены дискриминации среди титульного населения за свою национальность, цвет кожи и даже вкусовые предпочтения.

Всего за 6 месяцев 2017 года из Казахстана уехало 15,1 тыс. человек, а прибыло 8,7 тыс. Среди покидающих страну активность демонстрируют такие нации как русские, немцы и украинцы. Одной из немаловажных причин оттока населения эксперты считают возрастающую степень национализма агрессивного характера. Мы поговорили с женщинами, проживающими в Казахстане, чьи дети были подвержены дискриминации среди титульного населения за свою национальность, цвет кожи и даже вкусовые предпочтения. 

Рассказы записаны со слов мам детей, которые столкнулись с ущемлением прав по национальному признаку. Все герои попросили не раскрывать своих имен и имен детей. Редакция оставляет за ними право анонимности.

Pandaland Image

Диора, 13 лет 

Мы переехали в Казахстан из Узбекистана. У мужа здесь бизнес. Когда дело стало расширяться, он перевез нас дочкой в Алматы. Диору отдали в школу с русским языком обучения в центре города. Выглядит она как представительница своей нации: широкие густые брови, большие глаза и темная кожа. Через неделю после начала учебного года, она начала просить меня выщипать ей брови. Я думала, что это просто подростковые капризы и объяснила, что пока делать ей это рано, а густые брови наоборот считаются ее отличительной чертой. Ребенок после переезда стал замыкаться в себе, хотя Диора очень светлый и открытый ребенок. Наша семья и в Узбекистане была русскоязычной, традиции и прочие вещи являются для нашей семьи лишь данью уважения к нашей нации. Мы никогда не растили ребенка в узкой узбекской среде. У нее были подружки разных национальностей и никакого буллинга она, находясь в своей стране, по отношению к другим детям не делала. И для меня первым тревожным звоночком стали ее уговоры вернуться обратно в Ташкент. Я начала расспрашивать ее о ситуации в школе. Было ясно как день, что ребенка обижают вне дома.

Диора рассказала, что в школе ее обзывают «Жамшутом» и издевательски просят построить туалет у школы. Зачинщиком и агрессором стал мальчик Алан, который пользуется неким авторитетом среди сверстников, потому что ходит на бокс и играет на домбыре на школьных концертах. То есть, этот, казалось бы, разносторонний одноклассник придумал ей «кличку» , а дети дальше по ассоциативному ряду развили издевательства на этом фоне. Я не спорю, что в постсоветском пространстве все думают, что узбеки — это дешевая рабочая сила, которая умеет только строить дома для богатых россиян и казахов. Если бы мне сказали что-то в этом духе, то я бы просто проигнорировала оскорбления. Но как объяснить ребенку, что все это стереотипное мышление жестоких одноклассников? Я ходила на собрания, поднимала вопрос, но мама Алана каждый раз на мои жалобы отвечала оскорблениями и приказывала вернуться на историческую Родину, если меня что-то не устраивает в Казахстане. Я поняла, что проблема не в мальчике, а в его семье.

Мы перевели в этом году Диору в международную частную школу, где учатся в основном дети экспатов. Надеюсь, что она больше никогда не столкнется с дискриминацией в этой стране. В любом случае, после этой ситуации, мы с мужем начали беспокоиться за безопасность нашего ребенка. У нас есть друзья-казахи. Они все высокообразованные и приятные люди. Когда узнали об этой ситуации, то все недоумевали и просили у нас прощения за маму одноклассника дочери. Наверное, в любой национальности есть плохие люди. По крайней мере, я себя так успокаиваю.

Pandaland Image

Катя, 5 лет

Наш прадед принимал участие в Великой Отечественной Войне, а Катя коренная алматинка в четвертом поколении. Все эти факты я озвучиваю, чтобы вы понимали, что для Кати Казахстан является самой настоящей Родиной. Мы никогда даже не задумывались о переезде в Россию, пока не стали чувствовать давление со стороны окружения, то есть казахов. Мы проживаем в районе первой Алматы, там, как известно, проживают старожилы этого города. За последние два года мы не заметили, как здесь все стало меняться. Район помолодел в плане жителей, и все они — представители титульной нации. В основном покупают жилье в наших старых пятиэтажках молодые семьи из разных концов Казахстана. Много среди них неработающих мам, которые сидят дома с детьми. Я сама работаю и муж тоже, ребенка оставляем в будние дни в детском саду, потому что бабушка живет в другом конце города. Естественно, что мы с новыми соседями не состоим в близких отношениях. Они зачастую с нами даже не здороваются в ответ. В выходные мы выходим с Катей на детскую площадку. Так как детей на площадке много, я всегда наблюдаю за ней с лавочки. Девочка она у нас очень коммуникабельная и может завести беседу с кем угодно, а еще она абсолютно не жадная и раздает всем свои игрушки, лишь бы с ней вместе поиграли. Однажды я заметила как ее отчитывала наша новая соседка. Я подошла и увидела как она на повышенных тонах говорит моей дочери что-то на казахском языке. Я вмешалась, Катя увидев меня, прилипла к моим ногам и буквально дрожала от страха. Женщину не остановило, что я подошла и пыталась защитить свою дочь. Причина конфликта оказалась настолько мелочной — Катя решила собрать свои игрушки и пойти домой, другая девочка не отдавала ей их и начала ее толкать. На что ребенок ответил тем же. Понимаете, такое среди детей распространенная ситуация. Но этот детский конфликт перетек в оскорбления от мамы девочки. Она начала орать на ребенка, а при виде меня и вовсе перешла на личности. Я не стала усугублять все и просто ушла за руку с дочкой домой. На следующей неделе с Катей на детской площадке никто не игрался. Я видела, что дети как-то ее отталкивают. Она сидела на песочнице и одиноко лепила фигурки. Придя домой, она разрыдалась и сказала, что остальные дети ее обзывали «сасык орыс» . Если честно, мы даже не знали, как переводиться это словосочетание. Начала расспрашивать у знакомых. Была в шоке от значения.

Наша соседка постаралась сделать козла отпущения из моей пятилетней дочери. Ничего лучше, чем издевательства на национальной почве она придумать не смогла. После этого случая мы больше не гуляем во дворе. Ходим в развивающий центр. Другие подруги рассказали о новой школьной программе, где изучение казахского языка для детей становится неподъемной ношей. Все чаще стали задумываться с мужем о переезде, но не в Россию, а в европейские страны. Несмотря на то, что по «Хабару» в Казахстане все национальности живут в мире и согласии, на деле все совсем по-другому. Национализм есть, и он очень страшный. Не казахам здесь жить, безусловно, гораздо сложнее. Я бы даже сказала опасно.

Pandaland Image

Женя, 15 лет

Наша семья — это выселенные из родных краев корейцы. Когда моего прадеда и прабабушку перевезли в Казахстан, им спасли жизнь местные жители. Поэтому с самого детства мы росли с глубоким уважением к казахской нации. Безусловно, мы бывали и в Корее, нашли там своих родственников, но Казахстан есть и остается нашим домом. Мой сын, Женя, считается активистом в школе. Все постановки, КВН и прочие активности не проходят без его участия. Успеваемость по урокам у него тоже хорошая. Любая мама будет хвалить своего ребенка, но Женя, и вправду, у нас совершенно положительный ребенок без вредных привычек и плохой компании. С сыном у нас особые отношения. У него нет от меня секретов, вплоть до амурных дел рассказывает маме. Я очень ценю доверие Жени и пытаюсь давать взрослые советы, чтобы он чувствовал ответственность за свои поступки. 

В 8-м классе Женя скатился до троек, стал агрессивным, начал слушать грустные песни о безответной любви. Безусловно, я поняла, что мой мальчик влюбился. Не стала читать нотаций, решила отпустить ситуацию, чтобы он сам разобрался во всем. Первая несчастная любовь, с кем не бывает? 

В конце третьей четверти, меня вызывают в школу. Приняла меня директор, начала с того, что у Жени плохая успеваемость. Я сказала, что подтянемся и все образумится, но директор не переставала крутить свою шарманку, а потом и вовсе попросила нас перевестись в другую школу. Было предчувствие, что проблема не в оценках. Мой ребенок стал кому-то мешать. По профессии я психолог, пришлось проводить полноценную сессию с директором, в итоге которой выяснилось, что у сына завязались отношения с одноклассницей Мариям. А она является дочкой чиновника, который увидел как мой сын провожал свою возлюбленную домой. 

Женя и Мариям, несмотря на запреты со стороны семьи девочки, продолжали встречаться. Я так понимаю, что ей неоднократно делали предупреждения родители. В общем ее папа а-ля «большой человек» пришел к директору и попросил исключить из школы Женю иначе все спонсорство, которое он любезно оказывает учреждению, закончится, а школа потеряет отличницу Мариям. Легче было отказаться от Жени, поэтому я и сидела в кабинете с золотыми колоннами и директором с сумочкой Furla за 120 000 тенге.

Дома я поговорила по душам с сыном. Как выяснилось, Мариям не разрешают встречаться с Женей, потому что он не казах. С казахами ей дружить можно, но корейцы для семьи Мариям — это люди, которые кушают собак. Все. Занавес. 

Я даже не знала как разрулить ситуацию, что сказать, как реагировать... С людской глупостью бесполезно тягаться.

К счастью, в новом учебном году Мариям уже не было. Поехала учиться в Штаты. Очень патриотичная семья, что сказать.

Комментарий психолога

С точки зрения психолога (пожалуй, со мною буду солидарны многие коллеги), описанные ситуации относятся к конфликтным, но не являются ситуациями национализма, скорее обычный бытовой шовинизм. Он мог быть не национальным, а гендерным, ролевым, возрастным….

Бытовой шовинизм является признаком социальной незрелости, неспособности управлять своими чувствами, мыслями. Излечивается при помощи хорошей дозы уважения к другим. Ведь дети в классе не уважают друг друга (история Диоры), мамы во дворе не принимают образ жизни работающей женщины, отец Мариям  проявляет больше гендерный и возрастной шовинизм.

Итак, попробуем обозначить ситуации по-другому: история новенькой Диоры, история Кати и работающей мамы во дворе, история любви Жени и Мариям. В названиях историй отражено содержание конфликта: новенькая Диора столкнулась с проблемами адаптации, Мама с Катей столкнулись с иерархией неработающих женщин, а Женя и Мариям  – современные Ромео и Джульетта.

Такие ситуации могли произойти в моноэтническом обществе. Например, Диора могла переехать из Ташкента в Самарканд и столкнуться со сложностями адаптации, но ее могли обижать потому, что она не из Самарканда, что она одевает другие туфельки, что ее привозят в школу на машине. А Катя с мамой могли оказаться в российском городе N. И в песочнице встретиться с требованиями играть «как все», по «местным правилам». А Женя и Мариям могли быть одной национальности, но разного социального статуса. Она – из семьи учителей, а он – из семьи предпринимателей. Вот и новые причины конфликта.
В конфликте люди всегда ищут причины. Есть такое понятие: каузальная аттрибуция (когда люди на объясняют, приписывают причины действий другого человека в условиях дефицита информации и придумывают эти причины). Так вот, во всех историях и «обвиняемая в проявлении национализма сторона», и сторона, пострадавшая от проявления национализма» объясняли причины ситуации через этот феномен восприятия. Одни ожидали проявления национализма и его увидели, а другие не знали как реагировать в конфликте и приписали конфликтную ситуацию к проявлениям национальным.
В конфликте всегда есть «свой» и «чужой». И для того, чтобы объяснить конфликт – нужен чужой. Как объяснить «чужого»? Проще всего через национальное: рядом и просто. Сложнее признаться в том, что «чужой»-то он по другой причине. Сложнее признаться, что и конфликт-то не нужен. 

Теперь давайте представим, что Диора гордится своими прекрасными бровями (у нее адекватная самооценка), она вместе с ребятами смеется над Джамшутом и гордится им (какие философские разговоры они ведут с коллегой). И ситуация меняется.
…Мама Кати уважает женщин, которые не работают, а сидят дома с детьми. Не противопоставляет себя им. А уважает их выбор, их возможности или их отсутствие. И тогда отношения налаживаются. И можно взаимодействовать.

….Женя и Мариям встречаются рано, не вовремя, - так думает отец Мариям. Но кругом все встречаются, любят, дружат. Какие доводы необходимо найти? Национальные. Но мама Жени чувствует себя ущемленной (сумочка директора, социальный статус отца девочки). А если Мама Жени позвонила бы Маме Мариям, объяснила бы добрые намерения своего сына…

Конфликты надо решать, в них не стоит противостоять. Звучит и выглядит это очень обидно. Но если поразмыслить, то в драке все хороши.

Menu