Как мы отравились и нам не помогли!


Как мы отравились и нам не помогли!


Начну с того, что наблюдалась с первой беременностью в «Керуене» и осталась давольной, очень полюбила Жанару Ибадуллаевну за ее спокойствие, помощь в любое время суток и позитив. Для первородок, на мой взгляд, главное – позитивный врач, который не будет нагнетать, а сделает все, чтобы беременная женщина лишний раз не нервничала.

 

Недолго думая приобрели годовую программу наблюдения за детьми до 1 года, называлась, кажется, «Малютка». Кратко о плюсах:

 

  • До 40 дней – осмотр дома, не нужно возить малыша по пробкам.
  • Прививки, говорили, очищенные, не как в гос. поликлиниках (не знаю, какие там, но говорили, что в «Керуене» европейские, лучшего качества).
  • Консультации с врачом по телефону (питание, стул).
  • Запись на прием (правда, очередь всегда была, а вы знаете, как это с ребенком до года стоять в очереди).

 

Теперь о минусах:

 

Как я уже написала выше, приходишь вовремя и стоишь в очереди, к тому же коридоры узкие, места мало, мы каждый раз после посещения клиники простывали (может, заражались от малышей, стоящих в очереди?).

 

Добирались мы 40 мин! За это время успевал поспать, иногда вспотеть (еще одна причина для простывания?), потом на приеме у невропатолога каждый раз слышала: «Он что-то у вас вялый». Я отвечала: «Он минуту назад только проснулся!»

 

 

Странное расписание было у узких специалистов, некоторые работали по 2 дня в неделю, постоянно менялись. Я, в общем, запуталась в них, так и не поняла, кто какой специалист, ходили к ним (слава, Богу!) для галочки, все было хорошо.

 

У нас еще оставались кое-какие узи по контракту, назначили даты (на узи тоже просто так не запишешься, иногда за 2-3 недели вперед) и уехали отдыхать в Турцию (сыну был 1 год и 1 месяц). В этом милом отеле RixosTekirovaмы умудрились отравиться (не буду писать, кто виноват, – это отдельная история, да и не важно уже). Отравились за 1 день до вылета. Сына рвало даже после капли воды, и жидкий стул был примерно каждые 2 часа. За сутки он потерял очень-очень много жидкости, и, когда мы летели обратно, у него не было сил даже плакать, ни смекта, ни те лекарства, что прописал врач из отеля, не помогали. Прилетели мы вечером, звоню нашему педиатру, описываю ситуацию, а в ответ слышу: «У меня завтра полная запись, подъехать сейчас не могу, у нас вроде же с вами договор закончился?» Отвечаю: «Да, прошел 1 год, но мы не успели пройти все процедуры по договору вообще-то...» В ответ слышу: «Ладно, завтра подъезжайте после 2-х». Спрашиваю: «А что мне сейчас делать?» Последнее слово врача, к которому я больше никогда не обращалась, было: «Отпаивайте!»

 

Хочется заметить, что этому врачу я доверяла, так как она вела моего ребенка с самого рождения, всегда была мила и, казалось, даже любила его. Родственникам отвечаю: «Ждем завтра».

 

Слава Богу, нашелся среди наших родственников бывший врач, который сказал, чтобы срочно везли ребенка в инфекционку. Поехали.

 

 

Посмотрели врачи на нашего истощенного сыночка и сказали, если бы завтра вы приехали, то, возможно, мы не смогли бы его спасти!!!

 

Пока его обследовали, я ждала в коридоре, рядом сидела женщина и плакала, ее ребенок был в реанимации, на грани между жизнью и смертью... «Врач все говорил: отпаивайте, отпаивайте, вот к чему это привело!» – причитала она.

 

Потом были капельницы по 5 часов целую неделю, на второй неделе меньше, сыночек выздоровел. Врач из государственной инфекционной больницы оказалась очень умной и ответственной. Приезжала каждый вечер после работы к нам, чтобы посмотреть малыша (в инфекционке мы пробыли 2 дня, лежали в коридоре, мест не было, не спали, рядом все время звонил телефон, и все проходили мимо, многие женщины плакали). Написали расписку и поехали лечиться домой, к нам каждый день приезжали медсестры из сестринской службы «Мейрим» и делали все необходимые процедуры + врач почти каждый вечер навещала нас.

 

Потребовалось еще 2 месяца, чтобы психика ребенка восстановилась, он просыпался каждую ночь и долго плакал, все время просил есть, стал очень капризным, потому что пережил страшный стресс. Капельница для годовалого ребенка – это насилие, мне приходилось его насильно держать по 3 часа, он сопротивлялся и от безысходности засыпал, потом просыпался, сопротивлялся и опять засыпал...

 

Что я вынесла из этого урока:

Отравление годовалого ребенка – это очень-очень страшно! Все закрутилось с сумашедшей скоростью, 1-2 суток – и он практически обезвожен. Поэтому нельзя ждать ни секунды, нужно лететь к профессиональному врачу (к сожалению, у нас в Алматы это только инфекционка, условия которой оставляют желать лучшего), нельзя допустить, чтоб малыш потерял много жидкости!

Платить много денег за персональный подход и обслуживание (наблюдение в «Керуене» стоило около 160,000 тг в 2009 году) – не значит получить на самом деле квалифицированную и экстренную помощь.

Не привязываться к одному врачу, всегда искать второе, третье мнение (не лениться!). Знаю, в Швейцарии врачи сами настаивают получить еще как минимум secondopinion (мнение второго врача), если речь идет о чем-то серьезном!

И еще всегда иметь телефоны лучших детских врачей в городе в вашей записной книжке.

Буду ли я еще раз брать программу по наблюдению ребенка в «Керуене»? Нет !

Пойду ли я еще раз рожать туда? Да J

PS. Вот такой у нас сложился личный не совсем хороший опыт с педиатром, который нас наблюдал, но у меня есть подруга, которая в восторге от этого врача.

 

А лучше всего, конечно, не болеть! 

 

 

 






Поделиться:


Популярные блоги






Oksana Shokanova
Oksana Shokanova

Всего постов — 21

Ибрагим

8 лет 4 месяца

Мансур

3 года 10 месяцев

Сарра Шоканова

2 года


 2 341
+0