Этот - тебе, а этот - мне или  как родители детей делили


Этот - тебе, а этот - мне или как родители детей делили


Начало красивой истории Инны и Владимира похоже на сотни других историй. Финал, к сожалению, совсем не красивый, тоже встречается часто.

Их роман начался на третьем курсе института, Инна училась на физмате, а Владимир в том же здании, этажом выше, готовился стать биологом. Встреча после пар, проводы домой, букеты цветов после каждой стипендии и мягкие игрушки по праздникам – на выпускном вечере всем было ясно, что вскоре последует свадьба.

 

Они поженились в солнечный сентябрьский день ровно десять лет назад. Инна была очень красивой невестой, потому что она была счастлива и полна надежд. Владимир не сомневался в правильности выбора, тем более, что будущая жена очень понравилась его отцу. Через год после свадьбы Владимир вместе с отцом встречал жену из роддома с их первенцем Сергеем. И с этого момента в их жизни начались перемены. Рождение ребенка было омрачено несчастьем – Владимир похоронил маму, а отец отказался жить в одиночестве, и попросил сына с невесткой переехать к нему: будет кому за малышом приглядеть, да и зачем им троим в однокомнатной квартире ютиться, если большой дом пустует. Оставить отца в одиночестве Владимир не мог, тем более, что отец был для него всем – советчиком, другом и наставником.

 

Вместо ожидаемой помощи от свекра, Инна видела только упреки, жалобы и скандалы по выходным: чтобы сын присутствовал на представлении от начала до конца и понимал «как он ошибся в выборе жены». Начаться скандал мог с пустяка, например: «Инна, куда ты дела кухонное полотенце? Я его вчера вечером здесь оставлял!». Не выяснив исчезновение злополучного полотенца, он мог помчаться жаловаться мужу, обвиняя невестку в воровстве! Кстати, это полотенце Инна сама и покупала. После того, как Сергей немного подрос, свекор начал проявлять инициативу и брать мальчика на ежедневные прогулки в парк, ребенок возвращался оттуда грязный, голодный, иногда даже с ободранными коленками или синяками. На вопрос: «Что случилось?» мужчина неизменно отвечал, что мальчик сам виноват, вечно лезет, куда нельзя и бегает, где не надо. После нескольких таких прогулок девушка попыталась запретить свекру гулять с ребенком, но услышала на это грозное заявление Владимира: «Ты что моему отцу собственного внука не доверяешь, может скоро ты и мне сына давать не будешь?».

 

Через некоторое время Инна с содроганием узнала, что опять беременна. Эту беременность она оттягивала, как могла, но муж постоянно настаивал на рождении второго ребенка, после неудачных попыток  (Инна в тайне принимала противозачаточные) заставил сходить к врачу, сам высчитывал дни, покупал тесты, а когда нашел таблетки, устроил скандал, даже впервые ударил... Беременность для Инны была мучительная, мысль, что еще одному ребенку придется жить в атмосфере скандалов и упреков, заставляла ее рыдать, но теперь идти на аборт, значит устроить еще один скандал, и возможно, скандал закончится не только словами, страшнее всего то, что муж шантажировал сыном. Грозился навсегда забрать его у нее – «женщине без роду, без племени, без работы и без жилплощади», и никогда не позволить видеться. Мысль о разводе, вернее о побеге из страшного дома, возникающая в голове девушки, стала навязчивой, пугало одно – идти в никуда с ребенком, не имея ни жилья, ни даже опыта работы где-либо, не говоря уже о работе… Близких родственников у нее не осталось - все, включая маму (отец умер очень давно, Инна была единственным ребенком) уехали в Россию.

 

Выписка из роддома была больше похожа на похороны: мрачные лица мужа и свекра, заплаканное лицо сына, даже медперсонал от растерянности не вымолвил привычных слов поздравлений, отдали ребенка и постарались поскорее удалиться.

 

Дома с появлением дочери ничего не изменилось, Инна продолжала вести хозяйство, выслушивать упреки свекра, молча терпеть скандалы мужа и медленно хоронить себя.

 

Спасением стал неожиданный приезд мамы, которая сердцем почувствовала, что с дочерью не всё в порядке, и приехала посмотреть не только на внучку, но и на обстановку в семье дочери. Увидев, что происходит с когда-то благополучной семьей, мама поставила зятю ультиматум: «Или вы переезжаете жить отдельно, или я забираю Инну с детьми и увожу с собой. Пока ваша проблема не решиться, я не уеду». Улыбаясь, Владимир попытался успокоить тещу, что мол, всё в порядке, у Инны послеродовая депрессия, мы вообще никогда не ругаемся, что проблема чрезмерно преувеличена. Но мама была непреклонна. И так началась война. Ежедневные скандалы, упреки, обвинения в неспособности вести хозяйство, в неумении тратить деньги («сама ты хоть копейку в жизни заработала?») и даже в воровстве. Владимир разошелся по полной, уже не стеснялся ни выражений, ни тещи, ни детей. Инна подала на развод, который закончился для девушки трагедией: Владимир согласился дать разрешение на выезд несовершеннолетней дочери, только если Инна оставит ему сына. «Ну, или можешь забрать сына и оставишь мне дочь», казалось, что Владимир делил детей только ради того, чтобы доставить мученье жене, он даже предложил вытянуть спички, и посмотреть, кому кто достанется. Смириться с мыслью, что мальчик будет расти вдали от нее, видеться только на каникулах, что он забудет о родной матери, а со временем, под влиянием отца и деда, возможно, знать ее не захочет, будет думать, что мама его бросила, забыла, оставила одного и  убежала, все эти страшные мысли иглами впивались в мозг и не давали покоя, Инна готова была продолжать мучиться и дальше, только бы не разлучаться с детьми, но теперь условия диктовал муж, вернее бывший муж, и его условия были жестокими.

 

Уже год, как Инна живет в России с мамой и дочерью. Она видит сына только на школьных каникулах, но каждый приезд в родной город сопровождается ее горькими слезами: мальчик отвык от нее, не радуется ее приезду, не идет на контакт и совсем не огорчается, глядя вслед поезду, на котором уезжает его мама, когда-то самый родной и близкий человек… 

 

 

Продолжение статьи читайте ниже ⇓





    Поделиться:


    Популярные блоги