Развитие

Больше не молчим: как государство помогает детям с речевыми отклонениями

Реальная история одной мамы
Больше не молчим: как государство помогает детям с речевыми отклонениями
Реальная история одной мамы
Больше не молчим: как государство помогает детям с речевыми отклонениями
Реальная история одной мамы

Помните старый анекдот, когда ребенок не разговаривал, потому что нужды не было. Это и смешно, и нет, особенно, когда касается тебя лично. Ждешь год, два, три, ребенок молчит. Знакомые вздыхают и намекают – может быть с ним что-то не то, и тебе становится страшно – а вдруг правда, какая-то патология.

Предлагаем перестать бояться и обратиться за профессиональной помощью. Тем более, она есть у нас – качественная и бесплатная, чему не перестает удивляться наша героиня, которая отдала ребенка в речевой сад и не пожалела.

«Ребенок родился нормально. И рос нормально - без особых нареканий со стороны врачей. Правда, ему ставили ВЧД – внутричерепное давление, которое диагностируют каждому второму. Развивался он хорошо и даже быстрее многих сверстников – рано начал сидеть, ползать, ходить… В целом, он был очень активным и любознательным. Одно «но» – не разговаривал. До двух лет я вообще не волновалась - муж, говорят, тоже довольно долго молчал. Но ближе к трем начала тревожиться: ничего членораздельного он так и не выдавал, кроме отдельных звуков. Куда идти и что делать, я не знала. Если бы не знакомая, в разговоре с которой я вскользь коснулась этой темы, так бы мы и ждали у моря погоды. Она посоветовала обратиться в комиссию, которая бы поставила точный диагноз и назначила коррекционные действия. От нее я узнала, что для детей с речевыми проблемами есть много всего – и детские сады, и школа, и просто занятия, и все это на дотации государства. Но попасть туда кроме как через комиссию нельзя. Надо пройти всех специалистов и от них уже получить назначение».

Для справки: КГУ «Алматинский городской реабилитационный центр для детей с ограниченными возможностями» - некоммерческая организация, созданная для оказания комплексного психолого-медико-педагогического обследования детей и подростков, имеющим отклонения в психофизическом развитии, проблемы в обучении, общении, поведении, а также для оказания психолого-педагогической коррекции и реабилитации детей и подростков с ограниченными возможностями от 0 до 18 лет.

На сегодняшний день в структуре КГУ АГРЦДОВ действуют:

5 психолого-медико-педагогических консультаций (ПМПК);

8 кабинетов психолого-педагогической коррекции (КППК).

 

«Я нашла в интернете информацию, позвонила, записалась. Организация работает давно, принимают разных детей – с тугоухостью, с задержкой развития и просто с задержкой речи. Через месяц, когда подошла наша запись, мы с сыном прошли всех специалистов, каждый из них проводил тесты, осматривал и давал заключение. Учитывалось все: от веса и роста до истории родов и беременности. Цель – выяснить почему идет задержка развития. Мой сын прекрасно справился с заданиями – и цвета показывал, и животных, и пирамидки собирал и выполнял все просьбы врачей. Задержка была исключительно в речевом развитии. Нам дали направление на бесплатные занятия с логопедом и массаж. В центре, куда мы ездили, помимо логопеда были ЛФК, массаж и многое другое.

К логопеду мы ходили два раза в неделю на протяжении двух месяцев. Логопед – прекрасная женщина, умудрялась увлечь и заинтересовать моего неусидчивого ребенка. Удивительно: он вел себя идеально, выполнял все ее требования, они прекрасно с ним занимались. После занятий произошел сильный положительный скачок».

Pandaland Image

 

Еще немного официальной информации: психолого-медико-педагогическая консультация – экспертная служба, определяющая вид и форму обучения детей, имеющих проблемы в развитии. Она выдает заключения детям для учреждений социальной защиты, определяет оптимальный педагогический маршрут ребенка, нуждающегося в коррекционной помощи специалистов.

Обследование детей проводится консультацией по утвержденному графику, по запросам педагогов школ, дошкольных организаций и по собственной инициативе родителей.

«После занятий нас снова направили на комиссию, с целью решить нужен ли ребенку специализированный сад и, если да, то какой. Нам был нужен. Мы получили направление и вскоре пошли в детский сад. Он был прекрасен. В группе человек 15, не больше. С детьми на постоянной основе занимается логопед. Воспитатели - внимательные, условия отличные. Я была очень довольна.

Каждый год дети проходили комиссию. Если нужда в дальнейшей коррекции отпадала, ребенка переводили в обычный садик. Мы остались до конца и уже из детского сада получили направление в специализированную школу.

О школе было много противоречивых отзывов. Я сомневалась – разговаривал сын уже вполне сносно, были проблемы с некоторыми звуками и все. Нужно было решать – идем в коррекционную школу или нет. Близкие были против: «Зачем тебе это надо? Это – школа-интернат, непонятно, как с детьми обходятся, непонятно, что за дети будут рядом. Не отдавай». Все эти, как выяснилось позже, домыслы зародили во мне сомнения. Хорошо, логопед вызвала меня на разговор и сказала: «Вы просто не знаете, какая это хорошая школа. Мало того, у вас всегда будет шанс от нее отказаться, но, если вы откажитесь сейчас, то потом туда не устроитесь – ни через знакомых, ни за деньги, никак. Соглашайтесь».

Для информации! На сегодняшний день в Алматы функционирует 6 детских садов для детей с тяжелыми нарушениями речи (из них дополнительно два детских сада с нарушениями ОДА – опорно-двигательного аппарата - и зрения) посещают 650 детей. Проектная мощность детских садов не позволяет охватить коррекционной помощью всех нуждающихся детей с речевыми нарушениями.Вопрос определения ребенка в специализированные дошкольные организации решается после заключения психолого-медико-педагогической консультации №1 с учетом возраста ребенка и языка обучения.

Pandaland Image

«Слава богу, логопед меня тогда уговорила! В итоге, после четырех лет обучения в школе, мы не хотели из нее уходить. Это – чудо-школа. Мало человек в классах, индивидуальный подход к каждому… Да, были действительно дети с тяжелыми диагнозами: и тугоухие, и с заячьей губой, которая мешала правильной артикуляции, разные. Но много было таких, как мой сын - поздно начавшие говорить или имевшие незначительные дефекты, например, не выговаривали буквы «р» и «л». Отучились мы там с нулевого до третьего (включительно) класса. Еще нам очень повезло с учителем. Сын до сих пор не может привыкнуть, что в других школах нет таких учителей, которые относятся к детям, как к своим собственным, опекают их, защищают, разъясняют материал, к которым всегда можно обратиться, если что-то не понятно.

То, что это школа-интернат оказалось не минусом, а плюсом. Оставаться там ночевать было вовсе не обязательно: хочешь ночуй, хочешь – нет. В нулевом классе мы ни разу его не оставляли, забирали домой. А потом, когда он втянулся, и у него появилось много друзей, он сам стал просить его оставить.  Для него это было настоящее приключение. Два раза в неделю он оставался с ночевкой. У них там был строгий режим – отбой в 9, подъем в 7. Это его очень дисциплинировало. Они там и уроки делали, их и кормили. Уходить из этой школы он не хотел. Но увы – после очередной комиссии нас попросили с вещами на выход – сын больше не нуждался в коррекции, мест в школе немного, а желающих туда попасть, напротив, – предостаточно.

Правила отбора ужесточились – если бы мы сейчас проходили комиссию, то, вероятно, нас бы не взяли. Сильных нарушений у него не было. Поздний старт речи и невыговаривание букв «р» и «л». Сегодня это не повод для присутствия в коррекционном садике. Когда я уже младшего сына, который тоже не выговаривал буквы, хотела туда отдать, нас просто направили к логопеду, на массаж и ЛФК, а в квоте на сад отказали.

Сын скучает по школе. По друзьям, по неравнодушным учителям. По праздникам, которые там проводились и подаркам, которые в обязательном порядке дарились детям: на день рождения, Новый год, 8 марта… А больше, думаю, по чувству защищенности, которое там было: он воспринимал школу, как второй дом».

Для получения дополнительной информации можно обратиться в Городской реабилитационный центр для детей с ограниченными возможностями по адресу: улица Торайгырова, 1, уг. ул. Каблукова, по телефонам 227-62-61; 257-08-55 или получить ее на сайте http://special-child.kz

 

Menu