Инвалидность – это не конец: КАК ВЫРАСТИТЬ ГЕРОЯ?

Инвалидность – это не конец: КАК ВЫРАСТИТЬ ГЕРОЯ?



Лучшие коучеры на земле однозначно – практики. Ну кто, например, сможет лучше спортсмена рассказать о победах? Кто живее ветерана войны сможет научить мужеству? Кто лучше врача обучит терпению, а вместо многодетной матери – воспитанию? Недавно я познакомилась с еще одной более опытной мамой, она воспитала героя. Это Софья Габиден, мама казахстанского Алексея Маресьева, неоднократного чемпиона-паралимпийца по пауэрлифтингу, дизайнера, отца троих детей Жанэта Жакиена. Ее сын потерял обе ноги в семь лет, он попал в аварию, однако уже через год мальчик встал на протезы и догнал в учебе свой класс. Сам Жанэт говорит, что всего его успехи в жизни -  это прежде всего заслуга его сильной и упорной мамы. Хочу поделится с вами ее уникальными методами воспитания, лично я после общения с этой женщиной спустя три года, преодолела свой страх и села за руль автомобиля.

- Любая мама должна сделать все возможное и невозможное для своего ребенка. Инвалидность – это не конец,  главное не плакать , не стонать, а работать и верить, - ответила мне на вопрос, где она взяла силы, Софья, а называть себя по имени отчеству семидесятилетняя пенсионерка категорически запрещает, - Я  никогда при нем не плакала, зачем жалость эту проявлять. Плакала, когда уже совсем не выносимо было, закрывалась в ванной, спускала воду, а потом приводила себя в порядок, красилась и  снова вперед. Жаник  спрашивал, почему глаза красные, а я говорила, это краска попала. А еще  я ему говорила  Алексей Маресьев это чепуха, да простит меня великий летчик, у него ступней не было, а у тебя колен нет, ты сильнее Маресьева.

Меня поразило, что она еще и называла своего сына «безножкой» и «Буратино», причем делала это намеренно.

-Когда его привезли после операции, я долго готовилась, как же его встретить. Вы представляете, каково это увидеть половинку своего семилетнего ребенка? Но я сдержалась, стала о чем-то говорить с ним, а он посмотрел в окно и удивился, что идет снег, он без сознания был месяц. Вспомнил, что у меня день рождения , попросил бумагу, чтобы нарисовать мне рисунок. И тогда я решила, что никакой трагедии не произошло в нашей жизни, надо жить дальше и растить сына, как и прежде. Называла его тогда «Буратино мой», «Безножка», мне надо было его психологически подготовить к тому, что его могут так назвать другие люди, и чтобы он не обижался. Первым делом, когда мы вернулись домой,  я попросила  учителей приходить к нам и заниматься с сыном, чтобы он не отстал от своего класса. Он ушел из класса на ногах, а представляете пришел бы в другой класс,к другим детям,  там бы начали его обзывать, дети же такие, потому он должен был учиться со своими ребятами. Говорила ему,   мы должны доказать людям, что ты такой же , как все. Ведь есть хулиганы с руками с ногами, мне этого не понять, как и то, когда инвалиды не хотят ничего делать, кроме как просить милостыню. Параллельно  с учебой, мы начали  пробовать ходить, надевали эти протезы, которые нам дали. Тогда они были ужасными, неудобными, ему больно было, раны не заживали. Сердцем я понимала, что это больно, но головой думала, что он должен пойти. Врачи меня ругали, что я поступаю не правильно, надо начинать на костылях, но я стояла на своем. Поблагодарила их за то, что они спасли жизнь моему ребенку, а дальше попросила нас не трогать, я сама стала ему врачом и психологом. Учились мы ходить по стенке , без костылей, Жаник падал, не получалось тело прямо держать. Потом начали выходить на улицу, пройдем  два метра, он устает, возвращались домой. Мне надо было его еще научить падать, кто-то красиво так сказал, что не надо детям  мешать падать, но вот помогать подниматься надо. Вот я и разрешала ему падать и помогала подниматься. Было тяжело, он мне говорил, ты не понимаешь, как мне больно, трясся весь, злился. Ну как я могла не понимать, но ругала его, что  люди смотрят на его бессилие, говорила, что  устала, после очередных споров села в кресло,  хотела притворится, что плачу и как разревелась и тут чувствую, что кто-то за голову меня взял, а это Жаник. Он прошел сам несколько шагов, и это стало нашей первой победой. Я много работала, занималась общественной жизнью, в декретном отпуске не сидела, с сыном была моя мама, потому его первых шагов не помнила, а вот , когда он впервые пошел на протезах, осталось в моем сердце навсегда.

Очень скоро Жанэт научился не только ходить, но и прыгать, ездить на велосипеде.

- Мне соседи приходили и говорили, куда я смотрю,  Жаник с крыши прыгает  в сугробы, через арыки,  а он так тренировался. Я ругала его, что он может остаться без культей, но он уже меня не слушал.

Однако при этом именно Софья отдала его сначала в музыкальную школу, потом заставила в десятом классе сдать на водительские права, поступить в архитектурный университет.

- Ребенку не надо давать отдыхать, чем больше ты его занимаешь, тем он большего добьется. В музыкальной школе мне сказали, что для игры на фортепиано, нужны ноги. Я возмутилась, ведь совсем не собиралась из сына делать композитора, просто хотела дать ему музыкальное образование для общего развития. Потом он еще и на гитаре научился играть, петь.  Для того, чтобы его взяли в вуз, мне пришлось написать Валентине Терешковой, эта женщина -космонавт тогда возглавляла комитет матерей. Попросила ее создать отдельные условия для поступления инвалидов, и мне помогли.  Жаник выучился на графического дизайнера. Работал он еще в институте, я не давала ему лежать на диване и быть иждивенцем, сама находила ему работу, если у него не получалось. В нашем доме всегда собирались его друзья и подруги, мне не хотелось, чтобы он получал только мое внимание, переживала, как у него сложится все с девушками.

Но все сложилось хорошо, Жанэт не только стал успешным бизнесменом и спортсменом, чемпионом Казахстана и международных соревнований, но и создал свою семью, у него замечательная жена и трое детей. Есть даже один внук.

-А как вы его называете сейчас?

-«Буратино» больше не называю, только «лапушка» и «сынуля». Уже лет десять , как я ни о чем не беспокоюсь, я всем обеспечена, теперь он меня воспитывает. Одна только проблема, он никак не свыкнется, что я старею,  не дает мне расслабляться, и когда я обижаюсь, то говорит, что это я сама виновата, что воспитала его таким сильным.

Я спросила у Жанэта, как он воспринимал спартанское воспитание своей матери, на что он только улыбнулся:

-Если бы не она, я бы ничего не добился. Это она научила меня тому, что отсутствие ног – никакая не трагедия, я доказал себе , что такой же, как все.



Галерея


  • Инвалидность – это не конец: КАК ВЫРАСТИТЬ ГЕРОЯ?
  • Инвалидность – это не конец: КАК ВЫРАСТИТЬ ГЕРОЯ?
  • Инвалидность – это не конец: КАК ВЫРАСТИТЬ ГЕРОЯ?
  • Инвалидность – это не конец: КАК ВЫРАСТИТЬ ГЕРОЯ?




Поделиться:



Интересные статьи



Рекомендуемые