На свадьбе до меня дошло - я продавала свою сестру...

На свадьбе до меня дошло - я продавала свою сестру...


Исповедь сестры казахской проститутки

Я продавала свою сестру... Да. Это признание дается мне не просто. Даже не знаю, где начало этой истории. То ли с папы-алкаша начинать, бывшего спортсмена, который в одиночку воспитывал нас, двух девочек, мужиками! Жить мы должны были по понятиям – не иначе. Драться не на жизнь, а на смерть –за свою честь. А конкретно – за отнятые кроссовки или брошенную в тебя «сифу». Так учил нас отец. Быть жесткими, сильными, не сдаваться мужчинам.

В чем-то я ему за это благодарна. Наша непреклонность и умение постоять за себя часто пригождались. Но, в основном…. Мы выросли монстрами. Ни баба. Ни мужик. Особенно моя сестра. Я то еще уходила в книги. Зачитывалась ими и отвлекалась. Была таким ботаном. К тому же несмотря на неутомимость нашего отца в своем желании воспитать у нас спортивные характеры (cпортом мы занимались наравне с мальчиками), я оставалась неуклюжей и толстой.

И в один день отец плюнул на меня и с удвоенным вниманием начал тренировать свою младшую дочь. В итоге – она была готова к КМС по легкой атлетике и ее «забрали» куда-то там по регалиям выше. А точнее – пригласили в интернат для усиленной работы над ней, как возможной чемпионкой. Деталей я до сих пор не знаю, а именно – почему отец согласился отдать свою любимицу в интернат. Он был насквозь совковым – ему казалось, что кому-то там на верху (партии или правительству – я не знаю) всегда виднее.

Итак, Аида уехала в Алма-Ату. А я осталась с отцом. Точнее, меня передали на попечение бабке. Отец планировал, видать, наконец, зажить свободной жизнью. Но ему не удалось. Мы хоть как-то сдерживали его от беспробудного пьянства. А потеряв смысл – он просто тихо и быстро спился. Про маму я не говорила – она умерла при рождении Аиды. 

Время пролетело быстро. Я закончила на красный диплом школу. Конец 90-х. Все еще верилось, что двери любого вуза СССР открыты для меня! Хотелось в Москву. Но я очень скучала по своей сестренке. И переехала в Алма-Ату.

Прошло какое-то время. Развал Союза. Аида тоже окончила интернат. Работы не было. Стипендии моей не хватало. Она никуда не поступила. На тренировках получила травму и дорога в спорт была закрыта. Я пошла работать продавцом на рынок. А Аидка подалась в модели.

Не буду рассказывать всего ужаса, который мы, две сироты, пережили. Как моя прекрасная модель постепенно перешла в проститутки. Как приходилось вытаскивать ее из разных страшных ситуаций. Спасать то от бандитов, то от ментовских «субботников».

Постепенно стало ясно, что без моего вмешательства ее «карьера» просто скатится под откос. И я стала ее «мамкой». Сдавала ее налево и направо. Ее внешность привлекала мужиков любого типа – она русоволосая и зеленоглазая, с точеными чертами, с крепким, но нежным подбородком, бровями в разлет. Длинноногая, со спортивной худощавой фигурой. Не надо ни косметики, ни особой одежды. Любой ширпотреб смотрится на ней идеально. Вот почему модели – модели.

Мы стали собирать деньги. Взяли машину, жизнь стала вроде бы налаживаться. Беспредел 90-х сменился гламурными 2000-ми. Я устроилась на работу в финансы. Была даже мысль взять ипотеку. Аидку несколько раз звали замуж. Но мы «выбирали» нужного жениха – и тогда родилась мысль переехать в Астану.

Так и сделали. Накопленных денег хватило на первый взнос для  квартиры в строящемся ЖК. Мы были полностью «упакованы». Дорогие шмотки, техника, машинка. Решено было завязать с грязным делом. Оставить только своих клиентов – пару-тройку. Из тех, кто были спокойные и приезжали раньше из Астаны в Алматы, специально, чтобы встретиться с Аидой.

К слову скажу, если вы не знаете, что похотливые мужики тоже влюбляются. И бандиты. И чиновники. Всякие. Внешне они осуждают проституток, проявляют к ним неуважение. Но на самом деле, они готовы ради своих девочек на многое. А их ревность… О! Это нечто страшное. Я бы могла рассказать много историй про это.

Потихоньку мы «выходили из тени» вместе с бандитами. Многие из них были теперь достопочтенными жителями новой столицы, бизнесменами. Аида «училась» заочно в одном вузе. Оценки ставили за нее без проблем – один «папик» был мастером на все руки. И в образовании, и в медицине, и с силовиками – везде у него были связи.

Кстати, да. Теперь у Аиды были не клиенты. А папики.

Однажды Аидка прибежала ко мне с красным от волнения лицом.

- что случилось?

- я влюбилась!

Короче, познакомилась она в такси с каким-то парнем. Две недели поухаживав за ней, он сделал ей предложение. Был он достаточно молод. Но человек тертый и со своим мнением. Проучившися лет 6 за рубежом, он проработал здесь совсем недолго. Особых знакомых  у него в стране не было – одни одноклассники. В его планах было уехать из страны. Кстати, так и вышло. Они живут сейчас в Англии, Аидка родила двоих. Все у них хорошо.

Мое вот это воспоминание нахлынуло, когда я встретила человека из прошлого. С которым нас с сестренкой связывала «та» жизнь. Встретились мы недавно по работе – мне нужно было оформлять недвижимость, а он оказался начальником по этим делам. Это была уже вторая встреча. Первая случилась во время свадьбы Аиды.

Было это так. На свадьбе рассаживались гости… Было такое радостное оживление. С нашей стороны было несколько человек. Со стороны жениха – человек сто. И вдруг в толпе друзей жениха я увидела знакомое лицо. Присмотревшись, я узнала Амана. Это был постоянный клиент Аиды. Он не сводил глаз с Аиды. Она была прекрасна в простом белом свадебном платье. Вокруг все шумело, тамада что-то говорил. А мы вдвоем смотрели друг на друга. Аида не видела его.

И тут до меня дошел весь ужас ситуации. Во-первых, я не знала – что Аман делал здесь. Как он знаком с женихом Аиды. Что он собирается делать. А во-вторых, мое сердце сильно сжалось от страшной обиды за нашу жалкую жизнь…. Я ПРОДАВАЛА СВОЮ СЕСТРУ!!! Как животное. Как склад в аренду. Цинично и осознанно.

Дальше как в тумане…

Я встала, подошла к нему, к Аману. Взяла его за руку и вывела из зала. Мы зашли в туалет. Я встала на колени. И… начала вымаливать у него, рыдая и хватая его за руки…. Пожалуйста-пожалуйста-пожалуйста… Не говори ничего. Никому. Не говори. Не говори. Дай ей шанс…..Прости нас.. Аман ничего не сказал… Мне. Что и как было в его общении с женихом Аиды – я не знаю. Возможно, он не говорил ничего. А может – и да. Как выяснилось, они были друзьями по работе.

Со свадьбы я сбежала. Аидка потом ругалась, что без меня все было не то. Но я не могла уже находиться там. Я бы не выдержала.

p.s.: Итак, на нашей второй случайной встрече с Аманом, я все же задала ему вопрос – сказал ли он своему другу, что его невеста была проституткой, и он знал ее даже в тот период, когда она была проституткой самого низшего класса. Он так и не ответил.

Но, как написала мне в письме Аида, однажды она все рассказала своему мужу. Неделю он приходил в себя. Но за все простил ее. Они снова провели свадьбу). Уже честную, без секретов друг от друга. Я так благодарна Всевышнему, что он подарил моей сестренке такого хорошего человека в мужья. И еще больше я благодарна, что она не опошлилась, не погрубела, не стала циничной и злобной. Любовь и материнство стали ее спасением. И мне от этого значительно легче. Чувство боли постепенно уходит. Я уже почти простила всех.. и себя – в первую очередь.

Теги:

ТАЙНЫ НА СВАДЬБЕ   ЛИЧНАЯ ТРАГЕДИЯ  





Поделиться:



Интересные статьи



Рекомендуемые