Разия Хасанова: Выбирай мужчину, достойного увидеть тебя без платья!


Разия Хасанова: Выбирай мужчину, достойного увидеть тебя без платья!


Какая она, обычная семья, в Казахстане? Этим вопросом когда-то задалась Разия Хасанова, директор «Promotion Group Izumrudnyi Gorod», и организовала целую фотовыставку на эту тему. Команде pandaland.kz стало интересно, а в какой семье выросла сама Разия и как она воспитывает свою дочь. Необычно об обычном в ее интервью нашему порталу.  

 

Расскажите про своих родителей. В какой обстановке прошло ваше детство?

 

Когда я родилась, мои родители были очень молодыми, маме было 17 лет, а папе 23 года. И все, что происходило дома, во многом связано с их молодостью и жизнелюбием. У нас часто бывали мамины друзья, все они были телевизионщиками. Я была свидетельницей капустников и музыкальных праздников. С нами жили два младших маминых брата, а это значит, что к нам приходили их друзья, звонили девушки. Они играли на гитаре, слушали музыку на магнитофоне, много читали и обсуждали книги. Постоянно говорили о современной музыке и моде, которую мой папа – военный  терпел с трудом. Тогда мои дядьки были настоящими модниками. Носили брюки-клеш, узкие рубашки, делали химическую завивку и ходили такими «лохмато-кудрявыми». Кроме споров о моде, все жили дружно и весело. Такое вот детство. Было много разных историй, например, мама делала перестановку в квартире раз или два раза в месяц и мы таскали туда-сюда рояль. Можете себе это представить? Таскать тяжеленный рояль? Часто приезжали звезды и жили у нас дома. Дядя Саша Масляков, например. Как-то мы собрались на пляж, а мама засмеялась, что он решил купаться в трусах, на что он ей возразил, что она – деревня и ничего не смыслит в моде и это шорты. Было хлебосольно, весело. Иногда в дверь могли постучать  люди и сказать: «Я троюродная сестра четвероюродного брата какой-нибудь семиюродной бабушки, пустите переночевать». Мама говорила: «Ну, заходите!». На какое-то время, став  хозяйкой своего собственного дома, я его закрыла для посторонних посещений, потому что в свое время ужасно устала от такого количества людей.

 

 

Как вас воспитывали?  Придерживались ли ваши родители каких-то принципов?

 

Всё самое важное в своей жизни я узнала в семье. Однажды бабушка, увидев моё спортивное нижнее белье, сказала, что надо носить красивые кружевные комплекты, которые будет приятно увидеть мужчине. «Только выбирай мужчину, достойного увидеть тебя без платья» - сказала мне она тогда. Я была польщена и запомнила эти слова на всю жизнь. Другая бабушка как-то обронила, что мы, девчонки, смешные: хватаем первого попавшегося, выскакиваем замуж, а потом пилим мужика, чтобы он стал другим. Я: «Ну а что делать, такова жизнь». Бабуля (мамина бабушка, к слову сказать): «Нет, ты сначала смотри в оба глаза. А когда выйдешь  замуж, привыкай закрывать глаза на недостатки. Тогда будешь счастлива». Многие мудрые вещи мне говорила и моя мама. Для нее самое важное для женщины – это знать свой долг и быть верной. Папа в шутку приговаривал: «У нас настоящая восточная семья: три дня в неделю жена делает, что захочет. А остальные четыре дня в неделю я делаю всё, что захочет моя жена!». И мы смеялись. Мама рассказала, как однажды при бабушке поссорилась с папой. Бабушка вывела маму в другую комнату и сказала: «Вы помиритесь, и ты простишь, а я  - нет. Поэтому ругайтесь тихо и без свидетелей. А хвали его громко при всех».

 

Мама в свое время таскала меня на свадьбы, дни рождения, юбилеи и похороны. Я сопротивлялась, потому что тогда у меня было слишком много своих дел, чтобы тратить время на какие-то ритуалы и традиции. Мама сказала: «Однажды в твоем доме появится новая жизнь, потом будут дети у твоих детей. Настанет день и ты закроешь глаза и проводишь в последний путь и меня и папу. Ты должна это понимать». Я расплакалась, тогда это стало настоящим уроком для меня.

 

 

Мой папа учил меня быть сильной. Как-то в нашем тихом городке произошло убийство, и все были ошеломлены этим страшным событием. Жертва, как было написано в местной  газете, не оказала сопротивления. Папа тогда мне сказал: «Сдаваться никогда нельзя. В любой ситуации борись! Оружия вокруг навалом. Вот у тебя в волосах что? Заколка? От какого слова произошло слово? Корень? Заколоть? Кол? Бороться надо всегда, не важно, о какой ситуации идет речь: о нападении маньяка или просто о трудностях в жизни.

 

 

Рождение вашей малышки совпало с моментом, когда вы строили свою карьеру. Как удавалось сочетать материнство и работу?

 

Мне очень повезло с родителями и с мужем. Тут совсем нет моей заслуги. И это не кокетство. Это правда жизни. Меня всегда поддерживали мама с папой, всегда помогал муж. Когда было необходимо, родители забирали ребенка или муж мог приготовить поесть, отвести дочку в детский сад, а когда она подросла, забрать из школы. Позднее он мог даже обсудить с ней предстоящее свидание: во сколько она пойдет, что будет делать, кто из друзей будет, о чем не должна забывать. Все это делал мой муж.А я, как мама, старалась дарить свою любовь. Как умела, так и любила свою семью. Я даже не пытаюсь сейчас перетянуть одеяло на себя: то, что я работала и добивалась успехов– это их заслуга. Мне говорили: «Хочешь карьеру? Не проблема!». Я их всех очень люблю. 

 

А какими были ваши отношения с дочерью? Как вы ее воспитывали?

 

Наши отношения развивались по этапам. Сначала она была моим ребенком. До какого-то возраста не отходила ни на шаг, потому что у меня была важная часть ее жизни – сися.Потом она резко стала папиной дочерью и говорила: «Папуля, пусть ОНА (!) уходит, нам с тобой хорошо и без НЕЕ», или «Папочка, забери меня скорее у НЕЕ». Я, помнится, очень переживала,  плакала, а  мама смеялась над этим и говорила: «Ой, умоляю, перестань,пожалуйста!». Потом, уже в школе, дочь, кажется, разрывали противоречивые чувства: с одной стороны у мамы такая интересная работа, ее уважают на телевидении (я тогда работала на телеканале), она «крутая», а с другой стороны мама – реальная заноза в заднице. Вот однажды взяла и поругалась с идиоткой-учительницей, защищая дочь, и испортила жизнь ребенку на весь учебный год.

 

 

Потом наступил момент переходного возраста, этот препубертатный период, и это, скажу я вам, был ужас! Она была совершенно неконтролируемым ребенком с жутким характером, ужасными выходками, татуировкой, пирсингом в носу, языке, пупке, и я думала, что моя жизнь кончена. На любую нашу фразу она закатывала глаза, цокала языком и цедила сквозь губу что-то вроде: «Спааади!» Это означало, что мы, убогие, вообще ничего не смыслим в жизни и опостылели ей хуже горькой редьки. Однажды она ушла из дома. Я рыдала, не в силах ни работать, ни думать.  Вернула домой её моя мама. Такое вот противостояние длилось долгих два года, а потом она уехала в Европу, поступила в институт и превратилась во взрослую, совершенно адекватную, добрую и веселую девушку. Я даже не знаю, в какой момент произошла эта перемена. Она стала по-настоящему хорошим человеком. Вот такие этапы мы прошли. 

 

В последнее время много говорят об эстетическом воспитании. Скажите, а вы старались привить ей любовь к чтению, музыке?

 

О, нет! Мы ничего ей не прививали. И была бы рада себе что-то приписать, но это будет ложью. Музыкальный вкусу нее от папы, это он у нас слушает действительно хорошую музыку:  садишься в машину, а там Ray Charlesили Anita O’Day. Мое - это классика, потому что я сама на ней выросла. Мы смотрим канал «Культура», «Science», «Discovery».  Никаких «НТВ», скандалов и реалити-шоу. И мы много читаем.  В нашей семье все такие.  Моя мама, ее братья, папа. Было какое-то хищническое поглощение литературы, обсуждение этих книг. И, конечно, это повлияло и на мою семью. Дочь  это все видела. Не было такого, чтоб мы сидели и говорили: «Доча, эстетическое воспитание – это так важно в жизни!»

 

Ваша дочь учится за границей. Не страшно было отпускать ее одну? Как вы решились?

 

Она уехала, когда ей было 17 лет. Решение приняла сама. У нее было огромное желание стать продюсером и снимать. Она еще не очень хорошо понимала, что будет делать, ее просто подхватила какая-то волна. Говорят, что у каждого есть свое предназначение. Может быть, это и есть ее предназначение. Знали бы вы, как я не хотела этого!  Но мы не можем быть эгоистами,  ребенок должен расти и формироваться как личность, а делать это постоянно, находясь«в ауре» родителей трудно, ведь мы подавляем, любя, навязываем свою волю, лишаем возможности принимать большие и маленькие решения.  И мы, вся семья, скрепя сердцем, отпустили ее. Надо сказать, что перед этим она на каких-то съемках сломала ногу и уехала учиться  зимой, на костылях, с гипсом на ноге, в совершенно тогда чужую ей страну. Представляете ситуацию! Мы не оформили себе визу, просто потому что не предполагали, что она сломает ногу! И вот мы ее отговариваем: «Останься, поедешь через год! Черт с ней, с оплатой учебы и визой!».  Нет! Она ни в какую!  Мы ее проводили. Нас привели в VIP-зал в аэропорту, потому что ребенок был на костылях, а там так пустынно, тихо и тоскливо!  Сдали багаж, я помахала ей рукой и, наверное, часа 4 потом проплакала в машине. Меня не могли успокоить ни мама, ни папа, ни муж. У меня была настоящая истерика. А потом я плакала практически каждый вечер. Сейчас, когда прошло уже 5 лет, я могу признаться: да, распускала нюни, закрывалась в ванной и хлюпала носом, а для других делала вид, что все идет хорошо. И когда у меня спрашивали, говорила: «Ну что вы! Детям надо дать немножко больше свободы. Что толку держать на коротком поводке? Ребенок должен познать мир, вылететь из гнезда». А потом садилась в машину, ехала домой, и, глотая слезы, думала: «Какая я дура! Зачем ей надо этот мир познавать, она еще совсем малышка!». 

 

 

Противоречивые чувства - стремление отпустить и  тревоги;  вера в разумность ребенка и беспокойство по мелочам, контроль;  доверие и бессонница – сменяют друг друга. В голову, помню, приходили безумные мысли:  а вдруг ее выкрадут, что-то про торговлю людьми, про маньяков и серийных убийц. Ну и конечно, какие-то реальные вещи: что она ест, во что она одевается. Я себя останавливала и говорила: «Мать, прекрати вот это всё немедленно! В конце концов, она взрослый, разумный человек, разберется». 

 

А какая вы мама?

 

Современная. Обсуждая что-то с ребенком, я стараюсь балансировать на тонкой грани, где не вовремя данная свобода может превратиться во вседозволенность, а жесткий контроль взрастить человека, не способного радоваться жизни. Баланс, гармония в каждом вопросе: сколько денег надо молодой девушке в месяц, можно ли найти работу,  если в этой стране студентам подрабатывать запрещено, а очень хочется свободных денег? Как принимать подарки от молодых людей и при этом не скатиться до потребительства и одновременно не разучиться быть «легкой», открытой, искренней в общении, не стать букой и занудой? Она училась не просто в университете. Как любой студент, она училась все эти годы жить вдали от дома, ценить семью, работать в коллективе, считать деньги, разбираться в людях, находить друзей, расставаться с чужими, распоряжаться временем, самой заботиться о себе. Конечно, ты, имея опыт, знаешь, как ей поступать в той или иной ситуации, но ты даешь ребенку право принимать решения самостоятельно. Это трудно. Но это удел современного родителя.

 

А ваша дочь с вами часто советуется? Вы подруги или все-таки у вас отношения именно матери и дочери?

 

Я всегда считала, что дружба между родителями и детьми - не самое главное. Друзья - это чтоб вместе бедокурить, искать и находить приключения, делать жизнь яркой, веселой, сочной, порой немного опасной и...не говорить родителям. Я точно не стану обсуждать с мамой ее или свою сексуальную жизнь, пить с ней мартини и курить (мама курит, я -нет). С подругой - да, с мамой ни за что. Конечно, при соблюдении субординации дружеские (в смысле доверительные) отношения - прекрасно! Но важнее, на мой взгляд, другое. Роль родителя намного сложнее. Мои родители для меня - маяк. Свет в ночи. Чтобы я не натворила, меня ждет свет в окне их дома. Там можно остаться, когда душа полна счастья или опустошена, и больше, кроме как к маме с папой, пойти некуда. Там можно отоспаться, поплакав у мамы на плече, напиться чаю, перевести дух. Но после этого предстоит сесть напротив родителей и, глядя в их ясные и любящие лица, держать ответ. Уж перед ними не отвертишься. Они ориентир в том, что хорошо, а что плохо. Они пример любви и верности, дружбы и гостеприимства, ответственности и активной позиции, а также порядочности. Мне важно стать таким же маяком для моей дочери. Дети учат нас не ронять планку. Держать ее высоко. Не знаю, как другие дети, но мой ребенок строг. 

 

 

Есть что-то, о чем вы жалеете?

 

Да. Я жалею о том, что я занималась работой, а не ребенком. Это правда. Не то, чтобы я сейчас жалела об этом очень сильно, скорее, я немножечко беспокоюсь, что не до дала любовь своей дочери. Она может сказать что-то, пустяк, а я вдруг понимаю, что это из-за того, что я в свое время, допустим, не обнимала ее столько, сколько надо. Не знаю, сколько «обнимашек» необходимо в день, но чувствую, что дочери я ласки дала недостаточно.  Может ли служить оправданием то, что моя работа предполагала большие энергетические и эмоциональные затраты? То, что я на съёмках выматывалась? Нет, не может. 

 

Я сожалею, что не уделила достаточно времени ее талантам. Надо было, наверное, настоять на том , чтобы она окончила музыкальную школу,  чтобы не бросила художественную гимнастику, но она заболела гастритом и была очень маленькая и худенькая. И когда она, совершенно измотанная, попросила меня не ходить на гимнастику, я посмотрела на нее и согласилась. И с музыкой тоже самое. Мама когда-то заставила меня окончить музыкальную школу, которую я очень не любила, а когда моя дочь сказала, что ей некогда теперь заниматься музыкой, потому что в школе большая нагрузка, я дала на это своё согласие. А зря. В ней море талантов, говорю это спокойно, без придыхания.  Развивать таланты в ребенке – обязанность матери. Вот мои сожаления.

 

Какая ваша дочь сегодня? Расскажите о ней.Похожа ли она на вас?

 

Она рациональная, очень разумная, думающая.  Иногда «думалку»  нужно выключать, позволять чувствам завладевать нами, а  ситуации вести нас. Пустить на самотек – вот что самое страшное для меня и вот, пожалуй, теперь и для неё.  Нам надо научиться расслабляться. Жизнь такова, какова она есть, и с этим не поспоришь. 

 

Какой вы видите свою дочь в будущем? Есть ли мечты о том, кем она станет?

 

Когда она была маленькая, она говорила: «Я хочу, чтобы у меня было четверо  детей». Видимо, ей не хватало братьев и сестер, а я смеялась и думала: «Боже, у меня ребенок совсем без амбиций». И одновременно радовалась: «Какое счастье найти хорошего человека, полюбить, быть любимой и просто быть мамой». Потом, конечно, она это переросла и говорила: «Я хочу в первую очередь снимать». А я возмущалась: «Боже мой, зачем тебе эта совершенно мужская операторская работа, это так тяжело и физически, и эмоционально! ». Но одновременно и радовалась, думая: «Классно! У нее есть мечты и страсть». Уехав в Европу,  она говорила: «Когда наши приезжают в Европу, их так видно! Девочки с утра на каблуках, в бриллиантах и с макияжем. Мальчики ищут кальянную на второй день приезда». И я думала: «Гм, она становиться европейкой, вероятно, это неплохо». Проходит время, я смотрю и вижу, что ее друзья – сплошь наши ребята, казахстанцы, россияне. И когда я ее спросила об этом, она сказала: «Мам, ты знаешь, вдруг стала понимать, что даже просто приболеешь ангиной и ни один европеец никогда к тебе не приедет. Тебе вежливо по телефону пожелают скорейшего выздоровления и все, а наши всегда приедут, апельсины и лекарства тебе привезут. Есть в наших людях тепло». И я опять порадовалась: «Благодарю, Всевышний!  В Европе живет, а своих ценит и понимает, что такое Родина». К чему я это говорю? К тому, что когда ты видишь этапы взросления своего ребенка, что-то тебе может не нравиться. Хочется скорректировать. Но это не твоя жизнь! Ты подарила эту жизнь, а теперь она параллельна твоей судьбе. Уважай ее! Кем бы не захотела стать моя дочь, какую бы дорогу ни выбрала – это ее решение. Мы можем ее только поддержать на этом пути. 

 

Ваш совет читательницам, мамам, будущим мамам.

 

Между семьей и карьерой нужно выбирать и семью и карьеру и именно в этой последовательности. Сначала семью, а потом карьеру. Если есть желание чего-то достичь - классно! Но только надо знать, что памятник тебе  никто не поставит, и никакие деньги и гонорары, зарплаты и бонусы не смогут однажды заменить семью. Живые родители, любящий муж и дети, которыми ты гордишься, все равно оказываются важнее. Это банально, но это правда. И я говорю это не потому, что я делаю проект «Обычная семья», а потому, что это простая правда жизни. Семья –это самое важное.

 

 

Автор: Полина Чепурнова

Фото из архива героини

 





Поделиться:



Интересные статьи



Рекомендуемые