Как я жил в мамином животике. И - привет, мир!;)

Как я жил в мамином животике. И - привет, мир!;)


А я еще я любил давить на две подушечки, потому что тогда мама неслась со всех ног куда-то. Вот люблю скорость. Хотя, я часто после этих пробежек слышал голос мамы: «Ну, пожааалуйста, не дави на почки, я же из туалета не выхожу совсем!».

Совсем недавно мне стукнуло три месяца. Довольно взрослый парень. Вот, лежу я и думаю… Как же хорошо возле мамы, когда я могу увидеть ее, улыбнуться ей, дернуть за волосы и услышать, как она просит ее отпустить. Хы! В этот момент, она действительно смешная. Но сейчас, когда она думает, что я сплю, она сама спит и сопит в обе дырочки, я вспомнил, что я пережил, прежде, чем оказался тут. Я, если честно, сам смутно помню. Но точно знаю, что, когда я был в животике, мне абсолютно все нравилось. Я был в восторге от такой жизни: вокруг вода, мне всегда было тепло, рядом всегда висела какая-то веревочка, которую я дергал, когда мне становилось скучно. Почему-то взрослые называют ее пуповиной. Смешное название, не правда ли? А я еще я любил давить на две подушечки, потому что тогда мама неслась со всех ног куда-то. Вот люблю скорость. Хотя, я часто после этих пробежек слышал голос мамы: «Ну, пожааалуйста, не дави на почки, я же из туалета не выхожу совсем!».

Вообще, у меня там была своя двухкомнатная квартира. Да-да, собственные апартаменты. В центре у меня был зал, небольшой такой, но мне хватало места для игр. Слева у меня была кухня. Всегда, когда мама ела что-то вкусненькое, я топал на кухню и ел там. А справа у меня была спальня. Я всегда спал только там. В квартире у меня был порядок. Вот только стоило маме меня отправить меня спать на кухню, как я сразу стучал то руками, а иногда и ногами, чтобы я снова оказался в спальне.

Вспоминаю, как мне там было так хорошо. Я даже не мог себе представить, как это: есть отдельно, спать отдельно, дышать отдельно, надевать одежду… Мне было сложно. Нет, мне было страшно. Но я ведь мальчик, я старался не показывать это маме. Она говорила со мной и отвечал ей, правда мог лишь дать пятерню через пузо. Она пела мне. Она рассказывала мне разные интересные вещи. Я слышал, как она смеется. Но помимо ее голоса, я часто слышал и другие голоса. Был еще один грубоватый голос, который что-то бормотал мне, наподобие: «Привет! Как дела?». Я всегда отвечал ему: «У меня всегда все замечательно». А в ответ я слышал огромное количество новостей. Сначала я думал, что это служба доставки новостей в пузо. Но позже я узнал, что это был голос папы. Еще был один приятный голос. Всегда этот голос говорил мне: «Балам, внучок мой!». И такой добрый, родной смех. И много еще чего мне этот голос говорил. От этого голоса становилось еще теплее. Это оказывается моя апашка.  Я узнавал ее из тысячи. Да-да, из тысячи. Я слышал столько голосов, что мне было интересно, откуда они все брались. Вырасту, спрошу у мамы. Главное, не забыть бы.

Зато теперь, когда я тут, я могу слышать их четче, и даже вижу их. Они радуются каждому моему движению, даже если я наделал в подгузники. Они не проходят мимо меня просто так, не понюхав и не потеребив мои щеки. Они – мое все!






Поделиться:



Интересные статьи



Рекомендуемые