ГМО в Казахстане. Детское питание: съедобные мутанты


ГМО в Казахстане. Детское питание: съедобные мутанты


ГМО – генетически модифицированный организм. В последнее время всё больше и больше интереса вызывает тема использования ГМО в пищу. Ученые всего мира не могут прийти к общему решению и спорят о вреде и пользе этих продуктов, а основная часть людей благополучно живут в счастливом неведении истины.

 

ГМО создаются при помощи генной инженерии, эта наука позволяет вводить в геном животного или растения фрагмент ДНК другого организма, для создания у него тех или иных свойств. Например, обычные томаты теперь могут похвастать геном морозоустойчивости от арктической камбалы, а картофелю не страшен колорадский жук, так как он получил ген бактерии, которую жук не переносит.

 

 

Разработки ГМО начались еще в прошлом веке, в 70-е годы, а в 1992 году в Китае уже выращивали табак, устойчивый к пестицидам. В 1994 году, в США уже росли генетически модифицированные помидоры. С того времени обороты производства ГМО выросли в разы и сейчас уже никого не удивят генетически модифицированные растения и животные.

 

А как оградиться от ГМО в детском питании, и что сейчас происходит на нашем рынке? Мы решили побеседовать на эту тему с Евгением Климовым, благодаря которому у нас в Казахстане появился закон об обязательной маркировке ГМО.

 

Фото: Андрей Лунин, источник: forbes.kz

 

Евгений Климов

Биолог-эколог, инженер-эколог, юрист.
Образование:
КазГУ: биологический факультет
Магистратура АИЭС: кафедра методики научного природопользования British Gas
КазГНУ: юридический факультет
Основатель и организатор: Фонда Интеграции Экологической Культуры в Казахстане (ФИЭК); Органической Сети Центральной Азии (OrgaNECA); Экспортного партнерства органического сектора Центральной Азии (ЭПОС ЦА).
С 2013 года соучредитель и Председатель Казахстанской федерации движений органического сельского хозяйства KAZFOAM.

 

С чего все началось?

Мы начали с организации фонда общественной культуры. Это общественный фонд, созданный в 2002 году, который занимается несколькими направлениями: безопасность ГМО и эко-туризм. С 2008 года при нашей организации был создан Органик-Центр Казахстана, который направил свою деятельность на развитие органического хозяйства Казахстана. Мы рассматривали этот сектор, как альтернативу ГМО. Органик-Центр достаточно много работы проделал за это время, были публикации в СМИ - ознакомление с органическим хозяйством, международные конференции, семинары, съезды и плюс, отдельные тренинги для фермеров, которые желают стать органическими. Мы рассказываем, как они могут конвертироваться из обычного хозяйства, как продвигать свою продукцию, какие есть каналы сбыта. Мы объединили все свои усилия для развития органического сектора Казахстана. Проблема ГМО стоит уже давно, и на базисе органического хозяйства мы естественно не приемлем его.

 

 

Как вы обнаружили ГМО продукты на рынке?

В 2002 году мы начали заниматься этой проблемой и поняли, что абсолютно никто не знает и не понимает этот термин, его происхождение и все риски, которые могут возникнуть. Мы решили полностью окунуться в эту тему, нашли финансирование, так как мы не являлись коммерческой организацией. Нашли донорские организации, которые поддержали нас и направление нашей деятельности. После чего на основании социального опроса провели анализ ситуации и общественного мнения. Опрос показал, что большинство опрошенных людей вообще не знали, что такое ГМО. Мы составили перечень компаний, которым отправили запросы, есть ли в производимых ими продуктах ГМО. Все компании дружно отвечали, что производимые продукты не содержат ГМО, и они его в своем производстве не используют. Провели анализ нашего законодательства, в котором вообще не упоминался этот вопрос. Единственное упоминание о ГМО было в 1998 году, когда правительство запретило ввоз генетически модифицированной пшеницы на территорию Казахстана.

 

После мы начали работать в разных направлениях, взаимодействовать с депутатами, с Мажилисом, писать письма-обращения, проводить семинары. Добились того, чтобы в закон «О качестве и безопасности продуктов питания» внесли поправку о том, что ГМО требуют обязательной маркировки, а также, что запрещается применение ГМО в продуктах детского питания, в лечебно-профилактических, медицинских и диетических продуктах. Эти поправки были внесены в закон, если я не ошибаюсь, в 2004 году.

 

 

Следующим шагом было информирование. Мы выпускали журнал, который был посвящен ГМО и генетическим вопросам. Изначально, как экологическая организация, мы стали рассматривать эту проблему, как вред, который наносится окружающей среде, а не человеку. В первую очередь, мы свою стратегию строили, как экологическая организация, но это не дало нам результатов. И мы начали говорить о вреде, который наносится здоровью человека. Давали списки компаний, которые используют ГМО, основывались на результатах исследований международных различных организаций. В результате произошли изменения в законодательстве, после чего была введена обязательная маркировка. Теперь потребитель вправе был выбирать - употреблять ему ГМО или нет. Смотрит потребитель или не смотрит на маркировку или на дату изготовления - это уже другой вопрос. Мы даже как-то хотели провести отдельное исследование о том, что покупатели наши даже дату изготовления продукта не смотрят, не говоря уже о его составе. На сегодняшний день ситуация изменилась, сейчас люди всё более внимательно относятся к своему питанию.

 

Параллельно с нами работали наши российские коллеги, они очень быстро отреагировали на это тренд - ГМО опасная вещь, начали писать и делать обратную маркировку «Продукт не содержит ГМО», даже можно было встретить воду, на которой написано «Не содержит ГМО», хотя это в принципе своем невозможно. Позже мы обнаружили, что никакого контроля со стороны государства по ГМО не ведется. У нас не было ни одной аккредитованной лаборатории, которая могла бы сделать анализ на содержание ГМО. Мы написали письмо в Гостстандарт, попросили отправить список аккредитованных лабораторий. Сейчас существует одна единственная такая лаборатория и то она появилась позже.

 

 

Мы поддержали проект на подписание Казахстана Картахенского протокола по биобезопасности, этот протокол регулировал импорт и экспорт ГМО. Но через какое-то время он потихоньку закрылся, ситуация была непонятной и мы решили провести независимое исследование. В супермаркете приобрели несколько позиций детского питания, привезли их в Москву, где и сделали анализ этих продуктов питания. В одном из продуктов обнаружили присутствие ГМО! Во-первых, это было запрещено на тот момент, а во-вторых, не было никакой маркировки. Мы взяли всего несколько видов детского питания из всего ассортимента и можно сказать попали в точку. После этого мы обратились в Национальную лигу потребителей со своими результатами и она стала представлять наши интересы в суде. В первую очередь, провели пресс-конференцию и говорили о том, что наше детское питание - генномодифицированное, причем на тот момент это детское питание субсидировалось государством на бесплатное распространение среди поликлиник и детских больниц. Сейчас бесплатное детское питание является органическим, спустя столько лет ситуация меняется в лучшую сторону. После того, как мы объявили результаты конференции, к нам позвонили представители этой компании и предложили встретиться в офисе Лиги потребителей, а вмести с ними пришел и представитель Казахстанской Академии Питания, который стал утверждать, что наши исследования не верны, возможно, что в контрольный продукт, ГМО попало с одежды, это глупость на самом деле и быть такого не может.

 

Тогда мы очень сильно попортили отношения с Казахстанской Академией Питания, до этого момента она нас вроде поддерживала, но после развернулась на 180 градусов и стала сторонником ГМО, и сейчас до сих пор им является.

 

Почему ГМО так быстро продвигаются на рынке? Чем вызвана их привлекательность?

Это огромный бизнес, многомиллиардный, можно сказать. Например, обороты компании по производству ГМО превышает 250 миллиардов долларов. Если возьмем весь рынок органического питания, то он занимает 60 миллиардов долларов. Здесь очень много причин, это и контроль над продовольственной безопасностью третьих стран. Если мы начинаем выращивать одну и ту же генетически модифицированную культуру, то семена, которые предоставляют компании, выращивать на следующий год нельзя, нужно платить по патенту, фактически мы начинаем зависеть от поставок семян из США. Евросоюз также сильно воспротивился этому. Аргентина и Мексика пытались бороться, но не получилось. Аргентина отказывалась от гуманитарной помощи в виде генетически модифицированных семян, но их обязали взять через Всемирную торговую организацию. И сейчас в Аргентине 100% генетически модефицированных семян, другие сорта исчезли.

 


 

Существует также такое явление, как перенос генов посредством опыления, и обычные культуры могут стать генетически модифицированными. 

 

Трудно ли было запустить процесс по ликвидации продукта с рынка (были ли сопротивления)? Довольны ли вы результатом?

Когда начался судебный процесс, были моменты, что звонили, угрожали. Закончилось тем, что суд откладывался и переносился несколько раз. Наше требование было такое: данную партию детского питания запретить в реализации, а деньги вернуть тем, кто уже приобрел его. В итого пока суд откладывался, срок годности детского питания кончился. Казахстанский суд вынес решение о том, что результаты г. Москвы, которые мы предоставили, не являются легитимными, потому что это лаборатория не аккредитована в Казахстане. У нас не было цели засудить компанию, наша цель заключалась в том, чтобы вызвать общественный резонанс. Мы писали письма премьер-министру, и получали ответы, что в ближайшее время будет принят закон о регулировании поступлений ГМО.

 


 

Почему (по вашему мнению) ГМО продукт вообще попал на рынок?

Сейчас хотят принять проект о регулировании генной инженерии, но этот законопроект не проходит и мы с этим согласны. На самом деле он направлен на то, чтобы легализовать импорт и экспорт ГМО. Сейчас этого нет и официально у нас запрещено выращивать ГМО, но это конечно не факт.

 

Существует ли орган по контролю и надзору? На кого нам надеяться?

Есть только одна лаборатория ТОО «Нутритест», созданная на базе Казахской Академии Питания в 2000 году.

 

Проводятся ли исследования для определения степени воздействия ГМО на окружающую среду сегодня и проводились ли раньше?

Вообще, конечно, такие исследования проводятся, но не у нас. Я сейчас объясню на своем примере. Я решил еще раз проверить детское питание, контрольный продукт у нас еще остался. У меня была конференция в Голландии и там же я решил провести дополнительное исследование уже в международной лаборатории, чьи результаты признаются по всему миру. Я вышел на сеть лабораторий, исследующих ГМО, это сетевая организация. Мы обращались к нескольким членам этой организации, но как только они узнавали, какой компании продукт мы хотим проверить - отказывались проводить исследования. Боятся. Одна лаборатория всё же согласилась, только на условии, что мы эти результаты не будем оглашать и в суде использовать их не сможем. Дело в том, что все эти лаборатории кормятся за счет таких компаний, национальных корпораций. Это большие деньги, и здесь может быть эффективен общественный или государственный контроль, но не бизнес организаций. В итоге, исследования провели и ничего не нашли, но данная лаборатория знала, чей продукт она проверяет.

 


 

Какой вред здоровью оказывают генно модифицированные продукты?

В тех районах, где выращиваются генетически модифицированные продукты, заболевание раком простаты и раком молочной железы в 4 раза выше, чем в других. Вывод напрашивается сам собой. 

 

Какое влияние на растущий организм детей оказывают + будущие последствия?

Что касается ГМО, могу сказать, особенно если говорить про детское питание, я категорически не рекомендую использовать детское питание, содержащее ГМО, лучше использовать органические продукты, а ГМО пусть живут только в лабораториях. Кроме того, ГМО особенно опасно людям в репродуктивном возрасте, которые хотят иметь детей. Некоторые российские ученые так и говорят - это еда для стариков, потому что им уже не надо иметь детей. Исследования, которые проводись Ириной Ярмаковой, на опытах с крысами наглядно показывают, к чему приводит употребление продуктов ГМО: всё создано для того, чтоб снизить рождаемость и сократить количество людей на земле.

 


 

Как родителям самостоятельно проверять продукты и питание? На что в первую очередь обращать внимание?

На продукте, который содержит ГМО, в обязательном порядке должна быть маркировка, обращайте на это внимание. На органических продуктах питания также есть своя маркировка.

 

Сейчас существуют международные стандарты органического питания - кодекс который прописывает стандарты, касающиеся и земледелия и животноводства. К примеру, такие стандарты включают в себе заботу о животном.

 

Автор: Альмира Маметаева

 

 




Bukvus

Поделиться:


Популярные блоги




Pandaland
Pandaland

Всего постов — 1602



11 259
+0