Роды по-Атырауски


Роды по-Атырауски


Моя правда, мои слезы, мои нервы. Повесть со счастливым концом.

 

Город Актау, 2007 год. Когда я стану мамой? Точнее, опять одна полоска. Я горько вздохнула и прослезилась. Трудно было находиться в помещении, стены давили, горечь переполняла. Ранняя весна.

 

Для приезжих на запад южан, таких как я, которая впервые в жизни лицезрела необъятное море в 22 года через иллюминатор самолета. Это было ночью при лунном свете. Прекрасные, таинственные и умиротворительные чувства переполняли меня. Я на берегу Каспийского моря, и в 10 минутах ходьбы от дома, ты любуешься этой глазурной гладью. Как в сказке Пушкина о золотой рыбке, где море часто меняет свое настроение, свой цвет, свой пыл. Смотрю вдаль и плачу. Меня не покидает одновременно чувство грусти и сильного желания материнства. В лицо дул морской бриз. Он словно унес вдаль мои слезы и привел меня в чувство. Реальность сурова. Надежда забеременеть, мысль ухода с раздражительной работы улетучились вслед за слезами. Прошла весна, а за ней хандра.

Наступило лето.Город наполнился очередным антуражем, купальный сезон был открыт. Супруг, любитель активного отдыха, инициатор моего неуклюжего погружения и не умения плавать, окунал меня в море и приводил в чувства после недельного рабства в банке. Больше нравилось валяться на одеяльце, греть ножки в белом песке и есть спелый арбуз.

 

Считаю, что я вовремя пришла и ушла с работы в банке. Начало активного старта кредитования. Эпоха кредитного возрождения. Распробовав и почувствовав его горький вкус, я все больше увядала в этом болоте.  Моя совесть дала о себе знать летом, когда у меня жутко замерзли ноги, и я к удивлению своих подчиненных поставила под стол электропечь. 

 

Август. Вот и в наш филиал грянул  нежданный  кризис.  В первый день шеф сгоряча послал всех желающих в отпуск, о котором мы и мечтать не могли вчера. Я опередила всех, и у меня была возможность рвануть в Турцию и забыться там на две недели. Несмотря на замечательную поездку дикарем, смену обстановки и рода деятельности мое моральное и физическое здоровье меня подвело. За три дня до вылета в Актау, все это обернулось тупой болью в правом боку моего тела. Слава Богу,  все обошлось без эксцессов. Два раза вкололи сильные обезболивающие и боль утихла. Дорожный маршрут Анталия – Стамбул, двух дневное шатание по местным окрестностям и  двухчасовой перелет был перенесен благополучно. По возвращению домой, меня не покидало чувство неудовлетворенности отдыхом. Галопом путешествуя по западному побережью Турции не дало мне возможности выспаться. Уснуть на семь дней богатырским сном я мечтала целый рабочий год. Однако, появились новые силы для планирования беременности. В понедельник вместо выхода на работу я валялась в постели с температурой в 39 градусов. На фоне моих жалоб на боль в пояснице, врачи поставили мне неправильный диагноз - остеохондроз. Распространённая болезнь офисных планктонов.  Больше всего меня удивило уверенное заявление врача о моем диагнозе.  Но я всё же выпросила направление на сдачу анализа мочи. Позже я интуитивно пошла на УЗИ. Мне выявили острый двухсторонний пиелонефрит и результат анализа подтвердил диагноз. Теперь я боюсь доверить свое здоровье местным врачам.

 

Хвала Всевышнему, я высыпалась целый месяц с половиной. Постельный режим, последующее лечение и болезнь миновала. Полная перезагрузка мозгов. Беременность отложили на полгода по состоянию здоровья почек.

 

Сладкий ноябрь. Вновь на коне. Все стало на свои места, рабочий процесс в идеале.

 

Конец декабря. Внезапно мужа переводят в соседний город Атырау. Я не знала стоит ли мне радоваться, что уйду красиво или грустить от того, что уже привязалась?

 

Алматы. Новый 2008 год встречаем в кругу близких родственников. Муж бодро всех поздравляет, и под конец, загадывая желание у Бога о самом сокровенном, расчувствовался и заплакал.  Я в шоке, а все в недоумении. Склонив голову, плакал мой мужчина,  я присоединилась к нему и заплакала от нахлынувшего чувства обиды, страха за мужа и временной безысходности. Комментарий свекрови: «А где ему не плакать, как в кругу семьи?» и гинеколога: «Дорогая, мужчины переживают больше в отличие от нас».

 

Февраль. Морозный Атырау.  На мощном льду Урала местные хоккеисты гоняли шайбу, и я как-то оживилась. Местный зимний климат подействовал на меня благоприятно. Не работаю два месяца. Высыпаюсь, но встаю рано утром. Радует бодрый подъем. Чаще улыбаюсь.

 

Март. Надо искать новую работу по специальности «переводчик», которая на западе весьма востребована.  Не по-детски мечтаю работать в ТШО или в АДЖИП. Параллельно прохожу собеседования в мелких агентствах по переводу и в банках. В одном из агенств, ловлю себя на мысли, что в двухкомнатном офисе, не в трехэтажном здание банка с кучкой кабинетов, мне будет тесно. Я им подходила, а мне показалось, что здесь мне будет неуютно, что по этажам не побегаешь.  

 

Апрель. Молодые семьи дружно отправляются на рыбалку, устраивают пикники. В казане тушим картофель, после жарим наш мелкий улов. Держа в руках удочку и вспоминая, что в последний раз я это делала в свои пять лет, и как нелепо забрасывала леску в воду. После пары неудачных попыток и инструкции друга, у меня наконец-то клюнуло и, в руках оказалась мелкая рыбешка. 

 

Мне дважды улыбается фортуна. Кадровик компании «Аджип» приглашает меня на собеседование во время моей задержки. Заранее не радуясь, скрестила пальчики. Вылет в Алматы по личным делам. Позже тест на беременность. И вот они - две заветные алые полоски! Работать я не стала. Охотник за двумя зайцами, из меня никудышный. Первые недели беременности наблюдаюсь в Алматы, а вернувшись в Атырау надо было вставать на учет.

 

Июнь.  С мужем бегаем по медицинским учреждениям по поводу моей беременности. Областной родильный дом города сразу оставил неприятные ощущения на подсознательном уровне. Наша страховая компания не берет на учет введение беременности.  Добрые люди подсказали частную клинику, в которой я наблюдалась в дальнейшем, а точнее у гинеколога Белкиной С., у очень отзывчивого и квалифицированного врача. Однако, государственная поликлиника меня не обошла стороной, как бы я хотела там не появляться, а обменную карту выдавала только она.

 

Вот мой первый визит. Оформив меня и посмотрев анализы, меня направляют сразу в кожвендиспансер из-за положительного анализа инфекции на герпес и наличия антител на ЦМВ. Я не пойму врача, который игнорирует слова антитела. Я решила не забивать себе голову по этому поводу, так как в Алматы мой врач говорил, что эти показатели нормальны и все мы носители инфекции герпеса, и усиливается он в случае понижения иммунитета. Собралась я в этот кожвендиспансер, как в сказке не зная к кому, и не зная за чем. Придя на место и пройдясь по коридорчикам, я увидела на двери табличку ПЦР, где поняла, что здесь сдают анализы. Найдя врачей в кабинете и предъявив направление врача без какого-либо диагноза, они лишь развели руками и сказали: «Вообще, что ты тут потеряла?». Все анализы и осмотры я проходила в частной клинике. В поликлинику же являлась чисто для галочки и, молясь, чтобы ни к чему не придрались. Проходя медосмотр у остальных врачей, я чувствовала себя ни как у врача, а как у следователя. Отношение врачей к пациентам было крайне неуважительным.

 

Диалог проходил в виде допроса:

 

- Жалобы есть?

- Нет.

- Не местная?

- Да.

- Откуда?

- С Алматы.

- Замуж вышла за местного?

- Нет.

- Что здесь делаете?

- Работаем.

- Понаехали Алматинские и Чимкентские! 

 

Я человек скромный и старалась одеваться в эту поликлинику очень скромно. Через месяц у кабинета выстроилась длинная очередь. И тут, я впервые услышала местные страшилки про Атырауские роды. Дух захватывает. 

Захожу в кабинет. Другой гинеколог, осматривая мои анализы очень удивился. Опять мой несчастный герпес и антитела к ЦМВ. Про себя молчу и удивляюсь, неужели тяжело понять слово «Антитела». Здесь не любят, когда вот такие молодые и приезжие умничают. Думаю, скажу что-то, а ее пасть сейчас меня поглотит вместе с моим животом. А я думаю о ребенке внутри себя, а нам нельзя нервничать. Неужели это со всеми? Нет, параллельно проходил осмотр другого гинеколога, где беременная забыла, про свои последние месячные. Вследствие, в адрес этой 19-летней местной девушки было сказано много негативных комментариев. Самой было жутко обидно, и в их глазах, я словно прокаженная из-за этих вот анализов. В этот момент врач Белкина успокаивает меня и просит не обращать на них внимания.

 

В последующие приемы я пропускаю очередные страшилки мимо ушей, и повторяю про себя положительную аффирмацию. В этот раз гинекологу не понравился мой маленький животик, злостно сказав об этом мне.

 

Я ей ответила: «С мужем оба мелкие, вот поэтому живот такой!».

 

Вне этого учреждения все было хорошо. Главное, беременность протекала хорошо. Не было жалоб, скачков давления и отеков. Я наслаждалась свободным временем, дважды в день гуляла по три км., а обеденный сон был мне обеспечен. Также много читала литературы про беременность, роды и первый год малыша. Старалась питаться правильно и есть почаще рыбу.

 

 

Приближается зима. Рожать по плану в январе. Рожать решила в Атырау по следующим причинам.

 

1. Не ехать и не лететь. Хотелось, чтобы выходила меня моя мама. Атырауская квартира была очень теплая. Вооружившись такими доводами, что полгорода рожали, рожают и будут рожать в Атырау, я осталась здесь.

Подготовив все документы и снимки УЗИ, я направилась во второй платный роддом. С первого взгляда это двухэтажное здание мне понравилось, и войдя внутрь, осмотрев помещение, я сказала себе, что рожать буду здесь. Нас с супругом без всякого радушия приняла главный врач. Осмотрев мою медицинскую карту, увидев мои анализы, ей что-то не понравилось в нормальном заключении моего узи. И тут понеслось, что в меня срочно надо вкалывать какую-то сыворотку, иммуноглобулин, который продавался по очень высокой цене только в Алматы или в Астрахани. И что этот снимок УЗИ надо переснять только у двух специалистов в городе. В областном роддоме, порог которого я категорически боялась переступать и нарваться на очередной букет грубости. Нет, этого мне не надо. Отправились пробиваться в Интертич (Interteach), к акушеру-гинекологу. Запись, к которой предварительно нужно назначать за два месяца ранее. Всеми правдами и неправдами, Слава Богу, прохожу очередное УЗИ, и вердикт врача: «Вы и ваш ребенок абсолютно в порядке», и я опять со своими анализами и какой-то сыворотки из Астрахани.

 

Врач меня успокоил и сказал, что колоть ничего не надо. Рожайте со спокойной душой. Дальше мчусь к Белкиной, она тоже стала меня успокаивать. На мою просьбу позвонить в заведующее отделению роддома и объяснить всё на врачебном языке было отклонено из-за личной неприязни к друг другу. Внутри меня все перевернулось вверх дном. Мне рожать через две недели.  Заев тревогу лагманом, я провалилась в сон. Через два дня с новым снимком УЗИ, и скрестив пальцы, иду в роддом. Молюсь, чтобы в это раз без всяких эксцессов. Нас встречает другой акушер-гинеколог. Улыбчивая и жизнерадостная женщина, посмотрев медицинскую карту и снимки, комментирует, что всё в порядке. Прийти на предварительный осмотр за три дня до намеченной даты родов. Уточняя детали, я узнала, что она уходит в отпуск и выходит 12 января. Мои роды по календарю с 7 по 10 января. Надеюсь, что роды принимать будет второй врач.

 

Предварительный смотровой день. 5 января 2009 года. Муж интересуется, когда я пойду на осмотр. Моя интуиция сказала не идти. Я не хотела сталкиваться с главным врачом. Я сказала, что пойду только, тогда когда начнутся схватки. С Кызылорды приехала моя мама. Совместные роды не входили  в мои планы, с мужем тем более. Главное, чтобы меня оформили, о Боже. С ночь по 10 и 11 января непонятное и пугающее головокружение, позывы в туалет, кажется, чуть отошла пробка. Наконец-то, все втроем в шесть утра мы отправляемся в роддом. Заснеженная улица, яркий свет фонарей, ни души, и от такой красоты душа в ожидании чуда, долгожданной встречи с нашей малышкой. В регистратуре приняв меня, сразу оформили документы и карту роженицы, затем вручив в руки клизму, отправили в сторону туалета. Через часик я поднимаюсь в родильное отделение. У меня забирают мой пакет роженицы и велят ждать на диване. Затем осмотр на гинекологическом кресле. Да-да, меня осматривает тот главный врач, комментирую, что раскрытие было не полное. Звоня в регистратуру, она узнает, что меня оформили по документам.  Про себя я подумала, наверное, домой обратно меня отправила с удовольствием. Назад дороги нет, хочешь, не хочешь, а рожать я буду здесь. Мне сделали укол, чтобы вызвать полноценные схватки. Затем медсестра, приятная молодая девушка, самый положительный персонаж в моих родах, проводила в родильную палату. Я огляделась вокруг, это была комната в 20 кв. метров, где была кровать, кресло роженицы и три бокса для новорожденных. В углу стоял стеклянный шкаф с медикаментами, где позже очутился мой телефон. В другом углу почему-то играло радио, а на стене висели часы. Эти часы сыграли очень важную роль в моей нелегкой участи. Эти часы были моим спасением, моим Ангелом и моей мощной мотивацией.

 

10 часов утра. Я лежу на кровати, вспоминая все рекомендации врача Белкиной, и стараясь правильно дышать. У меня с собой пол-литровая бутылка воды, массажёр для поясницы, маленькое полотенце и шпаргалка с аффирмацией и прочими советами, на случай если что-то забуду. Появилась медсестра с большим резиновым мячом и велела мне на нем попрыгать. Это занятие я сразу свела на нет, потому что сидя и чувствуя нарастающий дискомфорт, мне казалось, что я делаю наоборот.

 

Время 11 часов. Появились первые, уже болезненные схватки. Словно в пояснице нарастала какая-то сила и хотела разорвать меня сзади. Я то ходила, то опиралась на подоконник, держась за рукоятку кровати тихо выла про себя. Временами заходила медсестра, интересуясь в сознании ли я, и обратно удалялась. Лежа на кровати, я поглядывала на часы и говорила себе, вот пройдет время и все это закончится. Но время тянулось очень медленно.

 

На часах время 14.00. Меня вовсю выворачивает изнутри. Волна за волной меня атакует новый болевой прилив. Стиснув и прокусывая между зубами полотенце, я смотрю на эти часы. Успокаиваю себя, пытаясь массировать поясницу, что вскоре стало легче, а дальше опять хуже и больнее. Зашла врач, осмотрела, проколола околоплодный пузырь, вследствие чего отошли воды. Смотря на меня, с ухмылкой сказала: «Вот, тебе настоящие какие схватки бывают, а не твои утренние». Я молчу.  От нее стоило ожидать такого комментария. Мне бы вытерпеть до конца и благополучно родить. Это всё, что мне было нужно. 

 

Затем следует очередной вопрос: «Почему не вводила иммуноглобулин?», я ответила: «Зачем? На это нет показаний, только если бы был случай поражения и заболевания инфекции ЦМГ». Через пару минут, она утвердительно заявляет, что рожденные дети, не привитые этим медикаментами, не доживают и до двух недель, задыхаясь от удушья. Я в была в шоке. Про себя еще больше взмолилась к Богу, прося Его милости, милосердия и защиты. Нет, я не плакала после слов, я держалась, мне было на всё наплевать, главное родить благополучно, а остальное вытерплю. Не я первая, и не я последняя.

 

Время 17.00 часов вечера. Очередной осмотр. Медсестра пытается завести мягкий разговор с врачом. Как я позже поняла, что весь персонал медсестер боялся главного врача. Они говорили о том, как при родах в другом городе скончалась пациентка, которая дважды лежала с патологией у них в роддоме. У меня чуть глаза на лоб не полезли и уши не отвисли. Как так можно говорить, когда в метре от них лежала я. Ужас, полный тихий ужас.  Нет, я не дала страху овладеть собой, я лежала и выговаривала: «Аллах, Аллах. Помоги мне Всевышний».

 

Вечер. Время 19.00. Медсестра пытается учить меня, как правильно дышать. Я смотрю на нее, думая про себя, какая же ты наивная девочка, теоретически дышать одно, а на практике это совсем по-другому.  Силы на исходе. Время идёт. Я подбадриваю себя тем, что 11 часов позади, и что скоро начнутся потуги.

 

На часах 20.30. Врачу звонят на телефон и приглашают на какое-то мероприятие в воскресный вечер. Она довольно ответила, что рада и освободиться через час.

 

В 21.00 первые потуги. Я еле живая вскарабкалась на кресло. Последние силы. Из рук забрали мою воду, а в горле пересохло. Говорить нет сил, голос сел. Никто из троих не догадался дать попить. Воды, воды, хоть один глоточек. Тужусь. Не получается. Сил не осталось. Врач впадает в бешенство. Ее же пригласили, и она опаздывает, а я первородка не могу родить уже 20 минут. Мне бы воды. Тут я вспомнила те страшилки из поликлиники. Она орет на меня,  а также материт. Я молчу и смотрю, словно сквозь стекло. Про себя знаю и уверена на все 100%, чтобы она сейчас не несла, она как врач ответственная за мою жизнь и за жизнь моего ребенка. Мое молчание и бессильное равнодушие, спровоцировали врача почему-то ругать моего невинного мужа. Про себя, я была благодарна, что муж не видит всего этого базара. А мне бы глоточек воды, чтобы собраться с силами и одно бодрое словечко. Дальше мне давили на живот, а результата нет. Врач, подойдя к умывальнику и набрав в ладонь воды, со всей злостью вплеснула мне в лицо. О, Аллах, это были словно первые капли дождя, которые пали на обожженный от зноя песок. Мы больше не могли терпеть друг друга. Слава Богу, она вышла из палаты.

 

Со мною остались две медсестры. Молодая из них, сжалившись надо мной, спросила: « Асия, неужели, ты не чувствуешь головку ребенка? Постарайся, осталось, совсем чуть-чуть!». Это был эликсир с ее уст, набрав все свои силы, я напряглась, и процесс пошел. Вбежала врач. Показалась головка, потом это произошло как-то само собой. Маленький красный комочек выскочил в руки к медсестре. Я вздохнула с превеликим облегчением: «Наконец-то родила! О, Слава тебе Господи». Я откинулась на спинку кресла.

 

Время 21.50. Меня окружили все те милости, как выкладывания ребенка на грудь и прочее. Первое, что меня волновало, чтобы пуповину не перерезала врач. Это сделала молодая медсестра, которая поместила новорожденную в бокс. Дальше мне накладывали швы, что было очень больно, но мне было все равно, я терпела, когда накладывали очередной шов. Я тихо шипела, а в те моменты вскрикивала моя дочурка, когда мне было больно. Вот это связь матери и ребенка, удивлялась я. Мне было все равно, главное всё позади. Я родила нашу доченьку Адию, наш подарок, который муж выпросил в слезах у Бога на прошлый Новый Год!

 

 

Хотелось бы сказать спасибо тому врачу. Но после всего пережитого, у меня не поворачивался язык. Я переживала, как бы этот негатив не отразился на мне потом. К счастью, за день до выписки подселили роженицу, которая рассказала мне об этом враче. Дело не во мне, а в ней. За час до выхода, я тщательно проверила, не забыла ли чего. Второй раз возвращаться сюда я не собиралась.

 

Войдя в кабинет с букетом цветов, вручив врачу, я все-таки выразила свою благодарность. Это женщина улыбнулась в первый раз за все это время. Она мне показалось жалкой и, наверное, несчастной внутри. В этот момент я ее простила. Главное все позади.

 

Спасибо Богу, спасибо себе за терпение, силу воли и за дочь!  

  




Bukvus

Поделиться:


Популярные блоги




Асия Мусахан
Асия Мусахан

Всего постов — 17

Адия

7 лет 10 месяцев




9 614
+0