Откровения одной мамы


Откровения одной мамы


 

Я никогда не представляла себе, а каково это – быть мамой. Все 9 месяцев беременности я больше думала о том, каково это – быть беременной, а до мыслей о материнстве как-то не доходило. До 8-го месяца все шло отлично: токсикоз не мучил, я хорошо спала и ела, отрастила роскошную гриву, купила пару беременных платьев, водила машину и засиживалась на работе за полночь. Случился и широко известный инстинкт гнездования: регулярное вылизывание квартиры, home-made вкусности, красивые шторы и новый комод. Не прогуливая работу, я успевала ходить на курсы для беременных, встречаться с подругами, читать и слушать классику и регулярно укладывать волосы. В общем, образцово-показательная беременная.

 

После 30-ой недели стало сложнее. Как-то резко вдруг вымахал живот – пузо было таким огромным, что каждый уважающий себя незнакомец с милой улыбкой спрашивал, придумала ли я уже имена своей двойне. Врач говорила «крупный плод», но тут же ласково добавляла, что я, цитирую, «сильная девочка, которая наверняка обойдётся без кесарева». О том, как я буду этот крупный плод рожать, я старалась не думать, поэтому молча улыбалась в ответ и топала домой. Походка уже давно стала утиной, но я настойчиво возила в машине каблуки и носила их – хотя бы пару раз в неделю по полчаса. Не знаю даже почему. Наверное, мне было страшно. Да, точно. Мне было страшно: лишиться своего привычного ритма, образа жизни, встреч с друзьями, любимой глянцевой работы, размера S, наконец. Пузожителю до моих переживаний было фиолетово: он пинался и толкался – всегда сильно и часто больно. «У тебя живот шевелится – жутко, как будто внутри тебя чужой», – часто слышала я от коллег. Я гладила сына и продолжала писать статью. Живот действительно был очень заметным – кожа натянулась, как будто скоро лопнет, но не лопалась – два раза в день я поливала свое тело сначала душем, потом миндальным маслом. Два раза в день, в любом состоянии и настроении. Замечу, намазать беременное тело маслом тот еще труд – площадь работы не маленькая, дотягиваешься не везде, а, наклонившись, не с первого раза можешь вернуться в исходное положение. Большой живот – это сложно не только с точки зрения веса. Малыш давил на желудок, легкие и сердце. Мне часто не хватало воздуха и спала я обычно 2-3 часа за ночь – беспокойным и рваным сном.

 

Регулярно просыпаясь в 5 утра, я сонными глазами смотрела в окно, но уснуть не могла и представляла нас через год. От этих мыслей всегда было радостно и щекотно где-то внутри. Вообще, всю беременность во мне жил маленький пузырек радости, несмотря на все сложности положения. Беременная женщина – это какой-то набор парадоксов, которые сложно объяснить словами. Это тяжело физически: представьте, что вы проглотили три кг, например, цельной картошки и залили парой литров воды, потом эти картофелины плавают внутри вас и бьются друг о друга и вы в этом состоянии живете месяца эдак три (последний триместр). Ты категорически не помещаешься в свой гардероб (что само по себе стресс), ты быстро устаешь и постоянно хочешь спать, а уснув, просыпаешься через пару часов от того, что у тебя затекло все тело. И тем не менее, ты счастлива. И даже очень.

 

Потом, на 36-ой неделе у меня началась аллергия. Врачи так и не определили на что конкретно – в день Х я слопала полкило мандаринов и запила их какао) Руки и ноги покрылись мелкой, почти незаметной сыпью, которая зудела так, что хотелось лезть на стены. Кстати, именно тогда я услышала от дерматолога фразу, что похожие ощущения бывают у детей во время диатеза – такой же зуд. И я сразу решила, что сделаю все, чтобы у моего ребенка диатеза не было: запру рот на замок и на несколько месяцев забуду о сладостях, лишь бы ему не пришлось мучиться от этого зуда. Потому что это было УЖАСНО. Мне хотелось плакать, лезть на стены и царапать себя в кровь. Прогноз врача был неутешительным: «пройдет только после родов, когда обновится кровь». До родов было 4 недели. Как-то я их, конечно, пережила, но сладкое не ела вообще еще полгода. А мандарины не ем до сих пор, хотя раньше щелкала их, как семечки)

 

К последним дням накануне родов я мечтала о них и, как все нормальные мамы, видела их во сне. Очень надеялась родить раньше, хотя бы, на несколько дней. Но малыш решил родиться в ПДР, день в день.

Не буду описывать весь родовой процесс. Было больно, но болевой порог у меня, как оказалось, высокий, поэтому большую часть времени боль казалось терпимой. Эпидуральную анестезию не ставили: пока я решала, нужна она мне или нет, необходимость в ней отпала. В 22.45 на свет появился мой сын – пухленький мальчик весом в 4400 гр. и ростом 55 см.

 

Во время родов мне, как и многим, сделали эпизио, а еще у меня разошлись кости. Я долго не могла сидеть, ходить и даже лежать мне было тяжело. Мне, как и Красницкой сейчас, приносили сына только на кормление. Было страшно. Но вот тут еще один парадокс: я переживала не из-за того, что не могу ходить в принципе, а потому что не могу выйти с сыном на прогулку. А за окном был апрель: люди выходили на улицу в футболках, сидели в моем любимом летнике Марроне Россо, пили вино, влюблялись и ходили в кино. А я лежала на больничной койке и с правого бока на левый поворачивалась минут 10 – миллиметр за миллиметром, категорически запрещая себе плакать.

 

Именно тогда, лежа в больнице и не имея возможности встать к новорожденному сыну, я поняла, что Женщина-мать – это нереально сильное существо, которой почти все по плечу и многое – по зубам. Я поняла, что мое тело оказалось способным на волшебство – выносить, родить и выжить при этом. А значит, все остальное – физическое восстановление, быт, зарабатывание денег, бессонные ночи, пробки и прочие реалии современного мира – полная фигня. Как и похудеть на 15 кг. Запросто, дайте только чуть-чуть времени. Справлюсь.

 

Сейчас я много пишу о материнстве и периодически меня обвиняют в излишней ванильности, говоря, что не бывает после родов все так гладко и счастливо, как в моих текстах. Нет, не бывает. Беременность, роды и первый год жизни грудного ребенка – это материнский подвиг, это очень, очень и очень, черт возьми, тяжело. Но если ты прошла через это и, мало того, планируешь проходить через это снова, то нужно помнить и регулярно напоминать себе почему. Иначе, ты вряд ли справишься.

Потому что материнство – это действительно счастье. Потому что каждый любимый малыш – сила, вдохновение и мотивация. Потому что когда сын на меня смотрит, я забываю, что мне было больно. Потому что он наполнил мое существование таким смыслом, что я теперь могу почти все. Могу работать днем, убаюкивать ночью, редко есть и мало спать. Могу быть сильнее стада бизонов, как однажды сказала Маша Зубенко. Потому что, если что-то и способно было сделать меня сильнее, выносливее, мудрее и добрее, то это оно, материнство. Да, я устаю. Но детский плач способен поднять меня из самого глубокого сна секунды за три. И я не спала больше 3 часов подряд уже больше года. И, наверное, еще не скоро буду. И если бы сын во сне не искал мою руку, я бы не выдержала всего этого. И ни одному мужчине, каким бы внимательным и любящим он ни был, этого не понять.

 

 

ЗЫ. И главное. Этот текст – вовсе не призыв к чему-то. Это просто откровение о моем личном (очень субъективном!) опыте первого материнства. И вовсе не означает, что у вас должно быть так же. Я просто хочу напомнить, что сложности преодолеваются, организм восстанавливается, телеса худеют, а малыш остается. И больше всех на свете любит свою маму.

 

 

 

 

 

 




Bukvus

Поделиться:


Популярные блоги




Madina Amanova
Madina Amanova

Всего постов — 18

Ален

4 года 7 месяцев




4 063
+0